Реклама 18+
Реклама

«Гуренко хотел тренировать Брест, но взяли другого». Босс, с которым «Динамо» выиграло первый трофей и построило базу

 

Владимир Шишко за четыре года сделал очень много.

В 2004 году директор «Брестэнерго» Владимир Шишко стал председателем правления брестского «Динамо». Управленец застал клуб в ужасном положении – без денег на счетах и с долгами. Шишко решил всерьез заняться хозяйством. Клуб обзавелся базой, стадионом и офисом. Зарплаты футболистов были подняты в несколько раз. Вернулся из Москвы Роман Василюк. За четыре года, которые руководитель отработал в футболе, «Динамо» стало одним из самых стабильных клубов страны и даже выиграло свой первый трофей – Кубок Беларуси.

«Говорил Чижу, мол, ваше «Динамо» будет на первом месте, а наше на втором». Когда-то в Бресте уже было много денег

Сейчас Шишко на пенсии и за футболом в городе следит со стороны. В интервью Андрею Масловскому брестчанин вспомнил работу в «Динамо», рассказал о знакомстве с Юрием Чижом и о том, как едва не угодил за решетку.

– По профессии вы инженер-энергетик. Как оказались в футболе?

– Вы правы, я в футболе случайный человек. Хотя в свое время играл на любительском уровне, но это сами понимаете… А получилось так, как у нас бывает: губернатор Брестской области тех лет Василий Долгалев попросил возглавить правление «Динамо». А губернаторам у нас не особо принято отказывать.

– Почему именно вам предложил?

– Это надо у Долгалева спрашивать :). Ситуация в клубе была очень сложная. Можно сказать, она была нулевая. Губернатор сказал: «Надо поднять». Ну и начали поднимать.

– Здорово рулили «Брестэнерго», раз такое доверие.

– Я возглавил «Брестэнерго» в 2000 году, а к 2004-му действительно поднял хозяйство. А вообще мне просто было интересно. Ну, почему «Динамо» не может быть топовым клубом? Я по натуре человек увлекающийся. А когда есть стоящее дело, почему бы и не попробовать? Тем более я хорошо знал Юру Чижа, немножко Анатолия Капского. Ну и впрягся.

Хорошо помню первый день в «Динамо». В кабинет занесли стопку бумаг и положили на стол. Принялся изучать, и волосы вставали дыбом. У «Динамо» был пустой счет! Абсолютно. Клуб на нулях. Да еще и долги. Нужно было все решать: собирать деньги, рационально их использовать и подниматься. Первым делом погасили долги и стали регулярно платить зарплату. Футболисты деньги получали 10 числа каждого месяца. Мы установили ненарушаемое правило: 9-го зарплата в «Брестэнерго», спустя день – в клубе.

– Как вас приняли сотрудники клуба?

– Так а не было никого! Люди все бросили и ушли. Осталась главный бухгалтер, которая, по-моему, и сегодня работает. Да я и не стал за ушедших держаться. Эти люди не в моем характере. Я начал формировать свою команду из собственных ребят.

– Что значит не в вашем характере?

– Я не хочу никого обижать, но там были спортсмены. Мне же нужно было ставить на ноги хозяйство. Поэтому я в правление пригласил людей, которых знал по Бресту – руководителей предприятий и организаций. Звал всех, кого видел на футболе. Каждому вручили членскую книжку «Динамо» и начали работать.

– Каким было ваше первое серьезное решение?

– Что касается футбола, то нужно было найти главного тренера. С этим помогли профессионалы (главным стал латыш Олег Нестеренко –Tribuna.com). Но главное, как уже говорил, надо было решать хозяйственные задачи. Начали с базы. Она вроде была за клубом, но когда начал изучать ситуацию, оказалось, что никаких документов, подтверждающих это, нет. Отвели землю, оформили «Красный двор» в собственность и принялись работать: поставили забор, сделали освещение, построили четыре или пять полей с отличным газоном. Агрономы постарались на славу. Поля и сейчас на уровне.

Затем на месте каких-то заброшенных развалин построили стадион «Динамо». Место было никому не нужное, попросил его передать клубу, и мне его быстренько отдали. Сделали две трибуны, планировали поставить их за воротами, а благодаря помощи Геннадия Невыгласа и АБФФ постелили отличный искусственный газон с подогревом. Невыглас, хоть и силовик, человек слова и дела.

После моего ухода стадион забрал себе город, переименовал в «Юность», и с тех пор за ним никто особо не следит. Но это мне уже не интересно. Я туда не езжу, потому что душа плачет.

Третье серьезное решение – покупка офиса на улице Левоневского. До меня у клуба как такового офиса не было. Председатель работал на основной работе, а в уголочке стола лежала папка «Динамо». И где-то на предприятии он выделял комнатку для остальных сотрудников. Мы нашли здание в старом городе, разработали шикарный проект реконструкции. Прошли экспертизу, но успели сделать только пару-тройку кабинетов, чтобы обжиться. Потом все закончилось.

– Для всех этих проектов нужны были деньги. Если клуб был на нуле, откуда брали средства?

– Я просто правильно использовал указ президента о поддержке спорта. Также мы брали кредиты. Земляк Петр Прокопович помог по кредитной линии – несколько кредитов взяли при его поддержке.

– Читал, ваша активность не нравилась некоторым брестским чиновникам.

– Я бы не сказал, что было недовольство. Скорее зависть со стороны руководителей области и спортивных функционеров. Я ведь, по большому счету, у них ничего не просил, а дела шли неплохо. Кому-то это не нравилось. Но я эту тему не хочу затрагивать.

Когда человек что-то делает, главное ему не мешать. А за правильностью работы следят контролирующие органы. Они меня регулярно не забывали: приходили, проверяли и смотрели, сколько я украл :).

А что касается футбола, то я начал собирать брестских ребят. Это сейчас клуб завозит легионеров, а я комплектовался местными. Ездил в Барановичи, Лунинец, Пинск и смотрел талантливых ребят. Возвращал и поигравших. Самое важное мое приобретение – возвращение из «Спартака» разгильдяя Романа Василюка. Это мне стоило много здоровья и нервов.

– Почему?

– В Москве Рома не пришелся ко двору и имел разногласия с тренером. А он парень ранимый и домашний. Его всегда тянуло в Брест. И когда он сказал, что хочет вернуться, пришлось подключить больших людей в энергетике Беларуси и России. Через них вел переговоры со «Спартаком», чтобы Василюка отпустили в аренду за разумные деньги.

– Президент «Спартака» Андрей Червиченко не хотел отпускать?

– Может, и хотел, но цифры ставил такие, что для клуба это было неподъемно. Поэтому и приходилось подключать ресурс, чтобы цена была разумная.

– Сколько москвичи за него хотели?

– Коммерческие дела – закрытая тема. Они не обсуждаются. Скажу лишь, что изначально цены были заоблачные, но мы потихонечку уменьшали и в итоге сошлись на приемлемой сумме.

– Какой? 150-200 тысяч долларов?

– Наверное, ниже.

– Почему Василюка назвали разгильдяем?

– Потому что он мог достичь многого в футболе, но характер. Если Рома себя настроит, сделает все, что хочешь, на поле. А если что-то идет не так, он опускает крылья.

– Радостно, что он до сих пор в строю?

– Пару-тройку лет назад спросил у него: «Рома, а сколько ты еще будешь в футболе?» Он ответил: «Михалыч, в Беларуси можно играть до 37». Сейчас ему уже больше, чем 37. Думаю, этот сезон продержится, но не больше. Надо уходить вовремя и с почетом.

***

– Как вас воспринимали футболисты «Динамо»?

– У меня со всеми были хорошие и человеческие отношения. Никто не скажет, что я кого-то обманул или что-то такое. Даже наш знаменитый вратарь Юра Цыгалко, которого я гонял тут по ночам. Возвращаюсь как-то ночью из Минска. Говорю водителю: «Володь, крутани к цветочным – нужен букет». Поворачиваем на Бульвар, а там посреди дороги стоит Цыгалко и тормозит машину. Я водителю: «Володя, стоп». Открываю окно, смотрю на Юру, а у него сердце в пятках. Я грозно так: «В 9 утра жду в кабинете», и поехал. Утром он пришел с повинной, но я его начал отчислять из команды. Серьезные были разговоры, даже его отец приезжал. Он ведь талантливый парень, но разгильдяй. У него же и в Минске были похожие истории. Мне Юра [Чиж] говорил, когда я Цыгалко только пригласил к себе: «Ты присматривай, бывает». Но мне тогда нужен был вратарь. В общем, решил простить, но вскоре Цыгалко меня снова подвел капитально.

– Опять засекли ночью?

– Нет. Пропустил мяч с латвийским «Металлургом» в Кубке УЕФА. А я думал, что мы выиграем.

– Считаете, не обязательно пропустил?

– А я не знаю. Мне не понравилось, как именно пропустил.

Так вот даже Юра после всего этого нормально со мной разговаривал. И когда мы встречаемся, здороваемся и жмем руки без вопросов. Так что не думаю, что игроки на меня таят обиду. Я выполнял свои обещания.

– Игроки рассказывали, что вы всегда ходили с папкой, в которую записывали чуть ли не каждое свое действие: телефонный звонок, разговор, встречу.

– Тогда еще не было смартфонов, куда можно было все записывать. Мне нужно было все держать под контролем, и я фиксировал.

– Каждый звонок?

– Глупости :). Только те вопросы, которые нужно было поставить на контроль, и которые надо сделать завтра-послезавтра. Папочку носил, и Сарычев меня все время критиковал. Если ляп какой-то допущу, подсекал быстро – молодец. Я же производственник, энергетик и на начальном этапе мог себе позволить футбольные ляпы. Но постепенно вникал. Слушая наших футбольных боссов, начал употреблять правильные слова.

– Какого рода ляпы были?

– Иногда в моих словах проскакивала энергетическая терминология. Это сразу все подхватывалось Сарычевым. Например, в энергетике каждое утро в 8:00 планерка. Каждое! Идет разбор полетов: что случилось за ночь и как работаем день. А в 8:30 начинается республиканская планерка. И это святое. Ну и Сарычев как-то написал, будто все футболисты «Динамо» каждое утро ходят на планерку в «Брестэнерго». Глупость же :).

***

– Я так понимаю, у вас очень тесные отношения с Юрием Чижом. Как вы познакомились?

– Мы земляки. Я из Пружанского района. Он – из Березовского. А когда земляки пересекаются где-то, они быстро находят понимание и контакт. Познакомились мы до футбола. Первично я был хорошо знаком с братом Юры Сашей, который в Березе занимается деревообработкой. Он нам много строил для производства. Например, делал в санатории летний домик. Потом он свел с Юрой, а хорошо стали общаться благодаря футболу. Во время исполкомов футбольной федерации всегда сидели вместе. Общались во время матчей наших команд. Когда он побеждал, я с ним неделю не разговаривал. Когда он у меня забирал игроков, мы ругались. Это нормально :).

Таких людей в Беларуси единицы. Когда с ним случилась вся эта история, я написал смс Саше: «Юра, держись, я с вами».

– Он ее получил?

– Не знаю. Мы после общались пару раз – я приезжал к нему в офис, – но эту тему не затрагивали.

– Как думаете, почему Чиж так долго не может выиграть чемпионат Беларуси?

– Ай, Минск – сложный город. Жить невозможно :). Я много лет жил в Минске, а потом женился и уехал обратно в Брест. У вас сложно. Много интриг.

– Это на футбол не влияет.

– Очень сильно влияет :). А почему не выиграл? Характер, наверно. Не знаю, почему ему не везет. Когда-то Геннадий Невыглас сказал мне: «Ты ж там посмотри. Надо, чтобы Чиж начал уже что-то выигрывать». Я посмотрел – ну не идет :). А что не идет – не знаю.

– Невыглас хотел, чтобы вы как-то помогали?

– Нет, конечно. Это шуточный был разговор.

***

– Владимир Невинский рассказывал, что во время сборов вы каждый день звонили тренеру Олегу Нестеренко в Турцию и интересовались делами, а он рассказывал вам байки про то, что «Динамо» – лучшая команда побережья и все хотят с ней играть.

– Было такое. Мне его порекомендовали уважаемые люди, в том числе из Бреста. Понятно, что я его слова на веру не принимал, а всегда смотрел результат. Да, он пел песни, хотел многого достичь, но не получилось. Понимаешь, он не держал в руках команду. А я очень чувствую, когда руководитель держит коллектив, а когда, как у Ковальчука, игроки начинают управлять тренером. Это же ненормально. И мне было немного жалко его. Как я это понимал? Когда Ковальчук ведет игру, всегда выпускает в концовке брестских ребят. Это та философия, которую мы когда-то закладывали. И Сергей показывает публике своих. Бресту же надо, чтобы Василюк вышел. Это же Василюк, понимаете? А когда Сережа не ведет игру, выходят другие. И это меня немного разочаровывает.

– Как часто за последнее время виделись с Сергеем Ковальчуком?

– Встречались давно – лет сто назад. Поэтому не могу ничего сказать о том, как он изменился. И он, и Прокопюк – мои ребята. Когда они закончили, я увидел, как они шатаются по Бресту, и просто позвал в клуб. Так они стали тренерами. Ковальчуку, помню, сказал: «Вот есть Пунтус. Посиди рядом, поучись». Пунтус же был фигурой. Обещал мне кое-что сделать, кстати. Сергей согласился и стал помощником.

– Что вам обещал Пунтус? Чемпионат выиграть?

– Сделать хороший футбол в Бресте. Не получилось. Вообще, тренеров много было: и Боровский, и Курнев, и Нестеренко, и Геворкян. И могу признать, что не угадал. Подбор тренера – сложный процесс. Мне в этом деле импонирует подход Капского, который всегда дает шанс вырасти ребятам из своего коллектива. Что-то такое и я хотел выстроить здесь.

– О методах работы Владимира Геворкяна сказано много. Футболисты вам жаловались на его нагрузки?

– Да, они все ныли, что Володя грузит. А это его хобби, методика. Он капитально грузит, и так было всегда. Парни жаловались, но я никогда не вмешивался в его работу. Только однажды попросил Геворкяна немного поменять тренерский подход. Но его не переубедишь. Он фанат.

– Что делали с теми футболистами, которые ныли постоянно?

– А постоянно никто не ныл. Со мной не забалуешь. Я могу выслушать, а могу и круто резануть. Я этих сплетен не люблю. Поэтому ребята один раз обозначили свое недовольство и все.

Слушайте, а кто главный тренер минского «Динамо» сейчас?

– Сергей Гуренко.

– Однажды искали тренера, и Гуренко очень хотел быть в брестском «Динамо». Но мы в итоге остановились на другом человеке. Потом встречает: «Михалыч, скажи правду: тебе про меня рассказали всякое, и поэтому меня не взяли?» Нет, отвечаю, просто решили пригласить другого. Оказывается, он столько лет переживал, что кто-то на него дал не совсем хорошую характеристику.

– В каком году это было?

– Не помню точно. Но это было в самом начале его тренерской карьеры.

– Он закончил играть в 2009-м. Вы тогда уже не были руководителем клуба.

– Надо поднять бумаги. Но он точно хотел быть у нас тренером.

***

– «Динамо» вашего периода – команда с очень хорошими финансовыми условиями для игроков.

– Не очень хорошими, а нормальными.

– Юрий Пунтус говорил, что получал 7,5 тысяч долларов. Это прилично.

– Да глупости он говорил! Я ему столько не платил – меньше у него было.

– Самый высокооплачиваемый игрок той команды – Василюк?

– Мы с ним договорились на нормальные условия.

– 10 тысяч долларов?

– Мы не могли платить такие деньги – меньше. Об этом много писали. И твой коллега пытался цифрами играть, но у меня таких денег не было. Кругом же была большая стройка, и я не мог себе позволить дикие зарплаты. Топовые футболисты, а их было немного, получали около 5 тысяч.

– Насколько ваша зарплата в «Брестэнерго» соотносилась с зарплатой самого высокооплачиваемого футболиста? Был дискомфорт, что получаете меньше?

– А я получал больше. У меня в подчинении 7,5 тысяч человек, и у меня была приличная зарплата. При этом я посматривал на зарплату футболистов.

– Почему?

– Каждый руководитель так делает. Нужно смотреть не только кто сколько получает, но и как он эти деньги отрабатывает. Но я не сравнивал с той точки зрения, что футболисты бездельники и получают больше. Я должен был держать зарплату на среднем по стране уровне, чтобы ребята не уходили.

– Что получила команда за победу в финале Кубка?

– Я скажу, и вы будете смеяться. Премия – полторы тысячи долларов каждому. Часть суммы была выплачена Брестским исполкомом, а часть добавлял клуб. Я бы, может, и больше выплатил в конце сезона, но поражение от латышей… У меня было полное расстройство. Все ждали, что мы пройдем, а тут… Почему все стремятся играть в еврокубках? Потому что там бонусы хорошие. Мы, даже проиграв в первом раунде, получили деньги от УЕФА. И все они ушли на премиальные.

Я же за все годы только раз получил какие-то деньги от футбола – после победы в Кубке меня исполком премировал тысячей долларов. У меня была зарплата, основная работа. Я в клубную кассу не лез.

– Как разграничивали рабочее время между энергетикой и футболом?

– «Динамо» играло в основном по выходным, и я всегда ездил с командой. Бывал в Борисове, Минске, Гродно, Мозыре – во всех городах. Что касается будней, то все было жестко. В 7 утра на работе, в 8 оперативка, потом вторая, в 10 финансовые дела и так далее. До обеда занимался только производством.

Для того чтобы в «Динамо» все было под контролем, направил туда Виктора Масько, который стал директором клуба. Я ему ставил задачи, он выполнял и рассказывал обо всех делах. Ну и, конечно, наша хозслужба помогала в стройках.

Административный ресурс в спорте играет большую роль. Уход Шапиро из федерации хоккея – глупейшая ошибка. У Семена Борисовича был большой хозяйственный ресурс. Он мог приехать в любую область, зайти к губернатору и порешать спортивные дела. Он в принципе мог зайти в любой кабинет. Знаю, что Шапиро приезжал в Брест и разговаривал насчет нашего хоккея. Он был авторитетен. Но вместо него поставили молодого человека, у которого ресурса нет.

– Зато он хоккеист.

– Чтобы возглавлять федерацию, не надо быть хоккеистом. Сегодня в нашем хоккее не все так хорошо, как в той же Америке или Западной Европе. Это там все расписано и четко выстроено, а у нас сейчас огромную роль играют хозяйственные связи и админресурс. Особенно если ты хочешь поднять отрасль. Мое глубокое убеждение – у руля должен быть глубокий хозяйственник. А вот когда все будет выстроено и будет четко работать, тогда можно и хоккеиста назначить.

– Футболистам было легко попасть к вам на прием?

– Элементарно. Я был с ними в хороших отношениях. В основном они приходили после обеда, когда у меня появлялись окна для футбола. Было время и контракт заключить, и переговоры провести, и хозяйственные вопросы обсудить.

– В трансферной политике участвовали?

– Трансферная политика была такой. Юра Чиж звонит: «Продай игрока» – «Не продам». Ругаемся немного. Чиж разговаривает с губернатором, который потом звонит мне: «Надо его поддержать, надо продать».

– Мозолевский при вас в БАТЭ уходил?

– Это уже после меня было, но я бы его не продал. И в свое время не отпускал его, хоть предложения и были.

– Предложения от БАТЭ?

– От других клубов. Сейчас Дима вернулся в Брест и, мне кажется, уже созрел для тренерства.

– Работники «Брестэнерго» были недовольны большими зарплатами игроков и тем, что футбол съедает много средств?

– Скажу нет – совру. Были недовольные, которые говорили, почему наши премии уходят на футболистов. Но когда пол-Бреста ходит в майках с «Брестэнерго», это меня тоже радует. Это имидж предприятия. Конечно, были недовольные, но посещаемость «Брестского» работниками организации была огромная.

– Еще бы. Заставляли, небось.

– Не заставлял. Наш профсоюз покупал абонементы и предлагал в коллективе. И у нас были целые сектора.

– Как гасили недовольство работников?

– А никак. Послушал и ушел. Иногда предлагал побегать с мячом 90 минут. Это ведь не так просто. В стране 10 миллионов, а в футбол играет меньше тысячи. Меня куда больше радовало то, что под влиянием нашей работы в «Динамо» молодые сотрудники предприятия стали создавать собственные команды и проводить различные турниры.

Да и серьезных конфликтов не было. Даже с учетом, что «Брестэнерго» полностью финансировал клуб, а государство не давало ни копейки. А вот делить, то есть участвовать, хотели многие. Это меня бесило. Ни одного рубля не дадим, но давай, когда будем смотреть бюджет, поучаствуем. Для меня это неприемлемо.

Ну и еще хочу отметить, что финансировали «Динамо» мы не из прибыли. Это выдумки журналистов. Прибыль оставалась в коллективе, а средства на клуб шли или от налога на недвижимость, или с хоздеятельности предприятия. При этом была четкая сумма, которую мог перевести на футбол. Я не Мошенский, который сам решает давать на греблю 5 миллионов или 10. Ему не надо ни перед кем отчитываться, а мне главбух никогда бы не разрешила подобным заниматься.

– Как считаете, должна быть у спорта господдержка?

– Да. Сегодняшняя наша экономика не такая богатая и сильная, чтобы спорт жил без поддержки государства. Тогда у нас просто не будет футбола или хоккея. Например, сегодня детский хоккей Скандинавии почти полностью лежит на плечах родителей. Смогут сегодня наши родители вытаскивать подготовку собственного ребенка? Не смогут! А мы суверенное, спортивное государство. Мы хотим пошуметь в Европе.

– Но ведь у страны не самые хорошие времена, а спорт сжирает огромное количество ресурсов. Можно их направить на более нужные вещи.

– Есть разные мнения на этот счет. Я, например, считаю, что спорт в Беларуси должен быть. Разве было плохо, когда мы в биатлоне шумели на весь мир? Спортивные победы – это имидж государства. Иногда спорт открывает двери в политике быстрее, чем дипломаты. Благодаря спорту решаются многие дела. Когда Василюка надо было забирать из Москвы, я решал вопрос не через спортивных функционеров, а через хозяйственные связи.

– Насколько система господдержки эффективна?

– Для меня была эффективна. Как для других – не знаю. Я не хочу хвастаться, но после себя я что-то да оставил. Это можно поехать, посмотреть и пощупать. Но это только благодаря господдержке. Если бы ее не было, клуб бы ничего этого не имел. И что бы в этом было хорошего? После меня многие пытались поруководить. Думали, так просто. Но нужно найти деньги, продумать, как их использовать и так далее. Нужно было ходить по предприятиям и просить, а мне было достаточно бумагу подписать. Поэтому и должен быть ресурс.

– Не считаете, что иногда клубы разводят госпредприятия и исполкомы на лишние деньги?

– У меня этого не было и не могло быть. Думаю, что и у Капского с Чижом этого нет. А за остальных ответить не могу. Для отслеживания этой ситуации есть контролирующие органы. И проверки у меня были постоянно. Просто нескончаемый поток. Поцапался с областными чиновниками – через месяц приходят и начинают считать, куда ушли деньги. Но я всегда был спокоен. Ни одного рубля из казны не взял.

А спортивные функционеры очень любят деньги. Поэтому я прекрасно понимаю ваш вопрос. И главным тренерам со мной было тяжело. Они не могли купить какие-то лекарства и фармакологию.

– Но это ведь нужное дело.

– Если я сомневаюсь в целесообразности – нет. Я же у ребят, профессионалов, спрашивал, а потом принимал решения. Вот это не нравилось тренерам. Каждый хотел командовать, но у меня такого не было. Для всех – Пунтус, Курнев, Боровский – финансовый вопрос был закрыт. Но хотели командовать все.

***

– Когда вы стали понимать, что вас выдавливают из клуба?

– Просто губернатор Константин Сумар сказал, что надо Шишко поменять. И все.

– Ни с того, ни с сего так сказал?

– Конечно, что-то у него вызревало. Губернатор сказал, надо поменять, и контора заработала. Просто я был независим. Я ничего никогда ни у кого не просил. Не ходил на поклон к губернатору, не ходил на поклон в управление физкультуры и спорта, к финансистам. А это не нравилось. Тем более дела у меня шли неплохо.

– Что вы сделали, когда узнали о тех словах губернатора?

– Когда мне сказали в облисполкоме, что Сумар где-то на каком-то совещании сказал, что меня надо убирать, на следующее утро собрал правление клуба и сказал, что ухожу. Оставил папки с делами и ушел. Вместо меня главой избрали господина Базанова, который очень этого хотел.

После моего ухода «Брестэнерго» какое-то время продолжило финансировать клуб. Но потом случился конфликт интересов. Губернатор говорит: «Продолжай поддерживать». А я уже просто так делать это не могу – нет оснований. На самовольное списание средств главбух не пойдет никогда. Это чревато наручниками. Я обращаюсь к министру энергетики Владимиру Потупчику за разрешением, а тот против. В итоге я оказался между молотом и наковальней. Договориться не сумел, и мы прекратили финансирование.

– Сожалели, что не удалось довести все до конца?

– Мне было больно, когда я видел, как все растаскивается… Мы стадион «Динамо» из свинюшника превратили в конфетку, а сейчас мимо проезжаю, там – трещина, там – что-то обвалится. Конечно, обидно.

– Спустя несколько лет вы ушли и из «Брестэнерго». Был большой скандал из-за сорванных сроков реконструкции Березовской ГРЭС. Вам даже грозило уголовное дело. Реально могли угодить за решетку?

– Реально. Боялся ли я? Нет, но всегда об этом помнил. Поэтому все бумажки собирал. Когда у тебя контракт с китайцами на 500 миллионов долларов, это не плюс один седой волос. Это огромная ответственность. Причем мало просто подписать, нужно с этим всем работать.

– В сорванных сроках реконструкции есть ваша вина?

– А чего вас это интересует?

– Это ваша жизнь.

– Конечно, не моя вина. Виновные сегодня наказаны. Все, кроме одного… Фамилию не назову. Меня хотели отправить туда, куда всех, но не получилось. На одном из совещаний у президента представители КГБ сказали, что Шишко не виновен. И все.

***

– Как вам новое брестское «Динамо»?

– Я с удовольствием хожу на футбол и смотрю, как развивается клуб. Смотрю, как работает Зайцев, как работает его команда. У них совершенно другие и новые подходы. Я формировал брестскую банду, хотел, чтобы Брест звенел. Сегодня другие задачи.

– Вам нравится тот пиар, который создает клуб?

– Главное, чтобы он нравился народу. Сегодня все реагируют на «Динамо». В том числе и вы, журналисты. Почему приехали? Интересно же. Получится у них – похвалим. Не получится – разжалуем :).

– Клуб собирается строить новый стадион. Считаете, он необходим?

– Я участвовал в этом вопросе. Не буду говорить, как и почему, но участвовал. И пока это сырой материал. Я немного не понимаю, для чего стадион за городом. Людям удобно пешком по центру прогуляться, а их собираются загонять куда-то. Ну и для такого стадиона должна быть топовая команда. 10 тысяч даже я собрал на еврокубке. Соберут ли 30 тысяч – вопрос.

Фото: brestenergo.by

+42
Популярные комментарии
+31
asdwers
Огромное спасибо за материал! С большим уважением отношусь к Шишко, как к управленцу!

"«Брестэнерго» полностью финансировал клуб, а государство не давало ни копейки. А вот делить, то есть участвовать, хотели многие."

Выжили из клуба урки! Сумар с Базановым распилили нажитое.
+25
Shemba
Мужик со стержнем, уверенный, многое сделал. Мне понравилось вью.
+21
kliman
Понятно, что Шишко не идеален - но его уважали и уважают. А вот о Базанове, Сумаре и Курневе - я в Бресте ничего хорошего не слышал (и это мягко говоря).- лично моё мнение.
Написать комментарий 31 комментарий
Реклама 18+