Вяжевич, Маковские, Карпенко и другие легенды молодечненского футбола

Команда, с которой считались в 90-е – какой она была? Рассказывает Виталий Козяк.

Полузащитник Виталий Козяк выступал за «Металлург»/«Молодечно» с 1989 по 1998 годы. Видел становление детища Геннадия Карпенко, его расцвет и крах. Сейчас работает детским тренером в молодечненской ДЮСШ №4 и входит в тренерский штаб городской команды, играющей во второй лиге.

О том, как пошел в футбол

– Я воспитанник молодечненского футбола. Во втором классе отец привел в ДЮСШ. Причем втайне от мамы, которая была против. Она видела меня ученым, но никак не футболистом. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Так вышло, что она попала в больницу. И пока лежала, папа отвел меня в секцию. После он, конечно, получил от мамы по первое число, но бросать занятия никто не заставлял. Мама присмотрелась, поняла, как я люблю футбол, и перестала негативно к нему относиться.

Занимался я у Анатолия Береснева. Он относился к нам, как к родным детям. Через его руки прошли почти все наши молодечненские звезды. В том числе и братья Маковские. Была у него особенная чуечка на мальчишек. Умел раскрывать. Когда я закончил с футболом и устроился работать в школу, мы еще вместе поработали. Тренер с большой буквы.

Анатолий Береснев и Михаил Маковский

Точно не помню, но вроде как по его инициативе в городе был создан футбольный спецкласс на основе ребят моего 1969 года рождения. С четвертого и по десятый класс мы учились вместе и тренировались в двухразовом режиме. На тренировку приходили в половину восьмого утра. Потом были уроки, продленка и вторая тренировка. Домой приходили в шесть вечера. Покойный директор 11-й школы взял нас под свое крыло. Зимой предоставлял спортзал, а летом школьное поле. Нам выделялась экипировка, мячи. Даже два раза кормили в столовой, что в то время было неслыханной роскошью. Питались на рубль в день! Чтобы ты представлял размах, в ресторане тогда можно было на два рубля посидеть основательно. В общем, с таким отношением и с таким тренером наш спец-класс равных себе по области не знал. Хрустальный мяч мы выигрывали постоянно.

Об учебе

– Окончил школу с золотой медалью. И когда сейчас слышу от детей, что футбол мешает хорошо учиться, привожу личный пример. При двухразовых тренировках получил золотую медаль. Все зависит от желания. Возможно, сейчас учеба другая, стало сложнее и ребята не успевают. Но я вижу, что фанатизм, который в свое время был у меня, у Саши Вяжевича, у Маковских, нынешней молодежи не свойственен.

После школы хотел поступить физкультурный институт, но в этот раз мама сказала «Нет». Пришлось идти в политехнический. А через год меня забрали в армию. В то время была такая фишечка – забирали независимо от формы обучения.

Виталий Козяк второй справа

Об армии

– В 87-м на два года уехал служить в Красноярский край. Футбол видел только по телевизору. Слава Богу, он был и работал :). Поэтому матчи Евро-88, на котором наши стали вторыми (имеется ввиду сборная СССР – Tribuna.com), смотрел с упоением. Но самим регулярно играть было невозможно. За два года пулю забивали всего несколько раз. Да и то на плацу и в военной форме. В части была спорт-рота, но радисты к ней не имели никакого отношения.

Служил в ракетных войсках стратегического назначения. Был радистом. По моему сигналу ракета могла полететь в воздух. Конечно, красной кнопки на пульте передо мной не было. Я принимал сигналы на пуск ракеты, расшифровывал азбуку Морзе и передавал командованию, которое решало – стрелять или нет. Морзянку, кстати, выучил быстро. Мозги соображали. Но сейчас мало что вспомню. Пожалуй, только СОС – Самолет, Ольга, Самолет.

Дедовщина? Была, конечно. Но, во-первых, со временем все плохое забывается. Во-вторых, ракетные войска – своеобразная элита армии, куда шел серьезный отбор. Ну и, в третьих, повезло – было много белорусов, и землячество здорово помогло. И если ты адекватный парень, никто не будет беспредельничать. Считаю, через армию надо пройти обязательно. Она раскрывает сущность людей. Если ты из себя что-то представляешь, уважаешь себя, то к тебе будет соответствующее отношение.

О «Металлурге»

– За полгода до дембеля, а увольнялся я в мае 89-го, отец стал в письмах рассказывать о футбольных делах в Молодечно. Писал, что создан клуб «Металлург», который возглавил Сергей Боровский. Что директор завода порошковой металлургии Геннадий Карпенко отлично относится к команде и всячески ее оберегает. Я не знаю, какими коврижками Карпенко удалось затащить в команду Боровского, но большое за это спасибо. Без Боровского я, скорее всего, и не заиграл бы.

В общем, после дембеля пришел посмотреть тренировку. В команде были друзья. Попросил одного из них закинуть удочку Боровскому на свой счет. Сергей Владимирович выслушал и пригласил на «просмотр». На первом занятии было очень тяжело. Все-таки сказались два года простоя. Я знал, что очень слабый. И понимал, что Сергей Владимирович это тоже видит. Ожидал, что сейчас подойдет и скажет: «Извини, но куда тебе…» Тем более в городе уже тогда начинался футбольный бум. На матчи с лидерами второй лиги БССР, где мы тогда играли, из «Динамо» «выписывались» такие ребята, как Александр Лухвич и Юрий Вергейчик. Боровский как-то договаривался, используя свои связи. И я бы понял, если бы меня отцепили, но Боровский оставил в команде и дал возможность набрать кондиции. В состав я стал попадать только со второго круга, а уже в следующем году стал полноправным членом команды. Вторую лигу мы выиграли, через год финишировали вторыми или третьими в первой. А в 91-м основательно укрепились – за нас играли Саша Кистень, Сергей Гомонов, Олег Кубарев, Олег Дулуб – и выиграли и чемпионат, и Кубок БССР, и Кубок Миллионов.

О Кубке Миллионов

– Для нас победа в этом турнире была сродни выигрышу Кубка чемпионов. До финала добрались достаточно легко. Решающий матч проходил в Азербайджане против местной команды. Да еще и в год какого-то большого юбилея тамошнего футбола. К матчу готовились основательно. Карпенко, чтобы сократить время на дорогу, заказал чартер. Можешь себе представить! Чартер для любительской команды! Хотел, чтобы мы были свежими.

Приключения начались уже в первый же вечер в Баку, как только заселились в гостиницу «Апшерон». Хотя я бы это заведение так громко не называл. Света не было, кроватей – тоже: матрасы лежали прямо на полу. Кое-как переночевали, захотели позавтракать – все закрыто. Пришлось ехать в порт, чтобы в каком-то кафе выпить чашку кофе и скушать булочку. Потом сгоняли на рынок и поехали на автобусе в Сумгаит, где предстояло играть.

Обстановка в городке была соответствующая. Все готовились праздновать победу. Клуб «Бамбыхчи Барда» уже заказал банкет. В общем, финал должен был стать триумфом азербайджанского футбола. Праздник мы им испортили. Хотя судейский прихват был с первых минут. Но усилиями Вяжика (Александр Вяжевич – Tribuna.com) в первом тайме забили дважды. Сперва он убежал с центра поля – вне игры никак не зафиксируешь. А потом судья поставил безопасный штрафной с 40 метров, и Саня здорово попал.

В перерыве в раздевалку зашел помощник судьи: «Ребята, во втором тайме вне игры у соперников фиксироваться не будет. Я хочу уехать отсюда живым». Переглянулись удивленно и мысленно приготовились к худшему. Но надо отдать судьям должное, дикого прихвата не было. Хотя азербайджанцы и падали в штрафной по три человека, постоянно кричали на судей. Мы же играли компактно, старались не отвечать на огромное количество провокаций. Команда у них не сильная была. Проходи игра на нейтральном поле, укатали бы без вопросов. Но из-за домашнего судейства пришлось попотеть. В итоге, один пропустили, но вырвали победу.

После финального свистка нас построили, вручили кубок и тихонечко сказали: «Ребятки, побыстрее отсюда уезжайте». Пока шли в раздевалку на нас сверху летели монеты, камни, палки. Забежали в помещение, схватили вещи и в автобус. Никто и не думал мыться. Уже в Баку, где было поспокойнее, Карпенко сходил в магазин, налил в Кубок шампанского и мы отпраздновали. А окончательно расслабились, когда сели в самолет.

О Сергее Боровском

– Понятно, что при Боровском «Металлург» играл за счет тактики. На тренировках очень много работали с видео. Тогда только вводилась подобная практика. Была и доска для тактических разборов. Но я в силу молодости и неопытности не все воспринимал. И некоторые вещи делал не так. Ясно, что Боровский это замечал и реагировал. Выглядело это так. Выпускает на поле, дает задание, я косячу и на следующий матч остаюсь в запасе. Так было постоянно :).

Сергей Владимирович своеобразный человек. Контакт с командой поддерживал через помощников. Сам, конечно, мог пошутить, но это было очень редко. И, признаюсь, такое отношение немного напрягало. Да, он грамотный специалист, отличный тренер, но команде не хватало эмоций. В первом суверенном чемпионате стали только девятыми. Хотя подбор игроков был неплохим. Да и потом результаты были не удачные. Не хватало нам эмоций.

О Людасе Румбутисе

– Румбутис пришел в команду в 94-м, когда Боровского позвали в сборную. И в команде все перевернулось. Людас Ионович же вот такой (хаотично машет руками – Tribuna.com). Постоянно что-то придумывал, веселился, шутил с нами, бегал на тренировках, подтравливал в квадратах. Может, он и уступал Боровскому в тактике, но за счет раскрепощенности играть было легче. И именно при Румбутисе «Металлург» добился наивысших результатов – стал четвертым и пятым. И это при том, что с финансами тогда ситуация была похуже, чем в начале 90-х. Иногда денег даже на питание не хватало. Тренировались в Минске на стадионе политеха, питались там же в студенческой столовой. Но за счет атмосферы добивались результатов.

К примеру, как-то на игру в Могилев ехали в грузовике Румбутиса. В кузов поставили две лавки и разместились. Окон нет, под потолком болтается лампочка Ильича. Душевно так. А еще у клуба был усеченный «Икарус». Мы его обрезанцем называли. Под капотом стоял тракторный двигатель. Так вот с командой в салоне автобус не мог заехать на горку. Едем на тренировку в Минск. Подъезжаем к горке. Водитель останавливается, мы выходим из автобуса и подталкиваем. С горки автобус набирает ход и едет без передачи максимально долго – чтобы не жечь топливо. Скорость такой поездки – километров 60 в час. Ну, и по закону жанра, печка не работала. Один раз водитель ее включил. Салон сразу заволокло черным дымом. Решили, что лучше мерзнуть.

О звездных игроках

– В команде были горды, что с нами играют чемпионы СССР, игроки с именем. Пиетет и уважение к ним были на высшем уровне. Но и с их стороны не было никакого снобизма. Мы были одной командой.

Того же Георгия Кондратьева до сих пор в городе вспоминают с уважением. Болельщики его любили. Он – настоящий мужик. Это то, что всегда нравилось простым людям. Самая известная история про Кондратьева времен Молодечно – стычка с Казимиром Знайдинским в душе. Проиграли минскому «Динамо». Причем были моменты, в которых, как нам тогда казалось, судья принял сторону минчан. Моя позиция вообще была такой: команде уровня «Динамо» помогать не надо. Но, видимо, тогда имя флагмана давило на всех. В общем, после матча Знайдинский имел неосторожность пойти мыться в наш душ. А там в этот момент был Кондратьев. Не знаю, с чего все началось, но через пару минут рефери вышел оттуда побитым.

Эпизод показывает, что Жоре команда и результат не были безразличными. Было бы все равно – не стал бы ввязываться. Ну что для него «Металлург»? Проиграли «Динамо» – ну и хер с ним! Но он такой человек. Всегда нас учил: выходишь на поле – отдавайся полностью. По разным причинам не можешь играть – скажи. Но если вышел – умри, ложись костьми.

А вот Саша Кистень другой. Был интеллигентом. Никогда не ругался и не опускался до оскорблений. Я старался копировать его действия. Кистень не суетился. Его пас – настоящая конфетка. Саша говорил: «Принял мяч и не готов отдать передачу, лучше потеряй. Передача должна быть вкусной, сладкой и красивой. Если бьешь по воротам, попадай в них. Не надо выкручиваться и бить ради удара. Если неудобно – лучше потеряй». Вот в этом весь Кистень. Подобную мудрость доношу своим детям. Получили передачу – неудобно бить? – не надо, но если решились – исполняйте.

Если Кистень пихал спокойно, то Кондратьев мог и по шапке настучать. Но его отношение к футболу мотивировало. Относиться к игровому моменту хуже, чем он, нельзя. Не добежать, не доработать, не допыхтеть – нельзя. Умри, но сделай!

Еще вспоминается техническая оснащенность ветеранов. У Кондратьева чувство гола сумасшедшее. Он почти не бегал и не совершал рывков. Пока шла атака, спокойно занимал нужное место, и мяч его находил! Фантастика просто. Жора не просто так оказался в нужной точке. Он просчитывал развитие атаки и шел куда надо. Это от Бога. Кондратьев для меня – эталон нападающего.

О братьях Маковских

– Близнецы пришли в команду в 15 лет. Потенциал парней был виден невооруженным глазом. Фактурные ребята, с хорошим игровым мышлением. Наглые, живые, желающие играть. Трибуны поддерживали своих, и у Макух вырастали крылья. Если ребята постарше могли подумать, бежать за уходящим мячом или нет, то эти летели до конца. Не жалели ни себя, ни соперника. Ну и на тренировках впитывали информацию, как губка. И это им помогло в дальнейшем. Поэтому Вова и Миша легко заиграли в «Динамо».

«Впервые на дискотеку сходили в «Динамо», когда от родителей оторвались». Родное Молодечно братьев Маковских

О Николае Абрамовиче

– Почти всех молодых ребят под свою опеку брал вратарь Коля Абрамович. Может быть, поэтому их особо не гоняли. Кто знает, возможно, он сам проводил воспитательные мероприятия. Коля – культовый игрок нашей команды. У него потрясная харизма. Да, он внешне немного простоватый, мог и сглупить, но все перевешивала его человечность. С ним всегда можно было найти общий язык. Коля никогда не откажет и всегда поможет. А если надо, и мазу подержит (защитит – Tribuna.com) :).

Мог выдать фееричную игру, а мог пустить пенку. В воротах не выполнял эффектных сейвов, но фактура решала. Два раза крикнет «Я!» – и нападающий уже с опаской смотрит. Хотя, бывало, кричал, но до мяча так и не добирался. Потом в раздевалке подойдешь: «Колечка, ну что ж ты так?» – «Так получылась». Ну, получилось и получилось.

Перед матчем Коля выпивал две бутылочки спиртовой настойки женьшеня. Говорил, что так ему спокойней. Шел по стопам Гены Тумиловича. Все нюхали, а Коля заливал в себя две бутылочки, выкрикивал «ух!» и больше никого не боялся. Но, несмотря на это, у тренеров не было особых вопросов по режиму. В этом плане команда была спокойная. Грани и границы мы не переходили. В Беларуси только в Бобруйске была веселая компания. Конечно, мы собирались вместе. В основном, в ресторане «Молодечно». После того, как тренер уезжал, могли остаться посидеть, но в рамках приличий.

Об Александре Вяжевиче

– Вяжик – напористый парень. Поставил себе цель попасть в «Динамо» и сборную. Упорно трудился и добился ее! Сашку любили болельщики и ходили именно на него. И он не подводил.

О Геннадии Карпенко

– Карпенко – глыба для города. Завод, которым он руководил, всячески нас поддерживал. Поигравшим ветеранам выдавались квартиры и автомобили. Когда в начале 90-х был дефицит продуктов, организовал нам пайки через магазин. А после победы в Кубке Миллионов все игроки получили по пять окладов и по цветному телевизору «Горизонт» вне очереди. Жизнь клуба была налажена. Сборы проводились в Стайках, на матчи ездили, как и положено, за день.

Зарплата? В 90-м зарабатывал 200 рублей. В 91-м – 400. Не знаю, как это соотнести с теперешними цифрами, но мне тогда хватало. В 1992 было меньше, но такого, чтобы мы сидели без денег, при Карпенко не было.

Карпенко ходил на все матчи команды. Помню, играли с кем-то в чемпионате БССР. В перерыве идем в раздевалку, и тут публика взрывается от крика! Оказывается, Карпенко опоздал и только-только вошел в центральные ворота и двинулся по беговой дорожке к раздевалкам. И болельщики его просто поприветствовали! Все понимали, что он делает для молодечненского футбола.

Геннадий Дмитриевич очень часто заходил к нам в раздевалку. После побед жал всем руки. Но мог и кулаком по столу стукнуть. Особенно когда видел проблемы в настрое. Все-таки в футболе он разбирался – в свое время был судьей. Но в плане принятия решений доверял Боровскому. И никогда не говорил: «Я вам плачу деньги, а вы такие-сякие». По характеру управления можно сравнить с Юрием Чижом. Руку на пульсе командной жизни держал всегда, но не считал обязательным свое ежедневное присутствие – на тренировки не приходил. Футболистов любил и видел, что никто не равнодушен. Видел, как мы выкладываемся на поле.

Когда Карпенко стал мэром, команда перешла в ведение города. Именно при Карпенко появилось выражение: «Молодечно – город солнца». Такой вот слоган. Геннадий Дмитриевич хотел сделать город красивым и «прывабным». У него были большие планы по развитию Молодечно как спутника Минска, который аккумулировал бы в себе все лучшее. В городе должна были функционировать сильная профессиональная футбольная команда, сильные заводы «Спутник» и «Электромодуль», предоставляющие рабочие места. Все это вкупе с различными фестивалями и мероприятиями должно было позволить людям чувствовать себя комфортно. Он хотел, чтобы молодечненцам жилось хорошо. И свою работу на посту Карпенко делал хорошо. Я никогда не видел людей, которые о нем говорили бы плохо как о мэре.

Сейчас градоначальники другие. По работе приходится иногда с ними встречаться. Как это лучше сказать, чтобы вышло тактично… В их отношении к людям присутствует снобизм. Сидишь в кабинете, пытаешься объяснить, но не хотят слушать. Я сказал и все! При Карпенко такого не было. Он мог выслушать и услышать. Он обладал человечностью, которая должна быть у первого лица. А сейчас, видимо, времена другие – чиновнику нельзя быть добрым.

После своего отъезда в Минск Карпенко ожидаемо стал меньше внимания оказывать клубу. Началась политика, и ни Карпенко, ни другу Виктору Гончару уже было не до футбола. В руководство клуба пришел Сергей Корнеев, который умер несколько лет назад. Он захотел сделать из «Молодечно» хозрасчетный клуб. Хотел торговать и зарабатывать деньги. Но ничего не вышло. Начались проблемы с финансами. Пока нас не подобрал Евгений Хвастович, команда болталась в середине таблицы. Первое время в империи мы чувствовали себя, как сыр в масле. Долги выплатили, финансирование улучшилось. Мы даже имели наглость гостить на динамовской базе, когда «Динамо» уезжало на сборы за границу. Ну, а потом все рухнуло.

О развале команды

– В 98-м начались большие проблемы. Мы отчаянно боролись с «Коммунальником» за место в вышке. Нас тогда тренировал Леонид Кучук, а в Слониме работал Яков Шапиро. Понимали, что он сделает все, чтобы остаться в лиге. В гостях мы проиграли «Коммунальнику» при не самом однозначном судействе Вадима Жука. Наш игрок на своего же ругнулся матом и получил красную карточку. Но благодаря снятию с турнира «Динамо-93» мы удержались в элите. Однако команда разбегалась и через год все равно вылетела. Осенью 98-го мне позвонил Евгений Трайдук и позвал в Новополоцк. «Нафтан» тогда, как и сейчас, впрочем, был средненькой командой. Но стабильной – зарплата день в день, премиальные день в день. Провел хороший год и как стукнуло 30, решил закончить. В Молодечно создавалась мини-футбольная команда – решил переквалифицироваться. Тем более условия были неплохие. А через два года окончательно закончил и пошел работать детским тренером в свою родную ДЮСШ.

В 2004-м позвали поработать в «Молодечно», который собирался вернуться в высшую лигу. После первого круга шли на третьем месте, но во втором финансирование прекратилось почти полностью, и мы скатились вниз. А на следующий год не нашли средств на заявку и опустились в Д3, где и обитаем до сих пор.

О ситуации в детском футболе города

– Талантливых ребят уйма. Но 90 процентов рубит переход из детского футбола во взрослый. Чтобы его преодолеть, нужно не только желание ребенка, но и сопутствующие факторы. Вплоть до самого просто – нравится парень тренеру как игрок или нет. К примеру, тренер не разрешает крайнему полузащитнику идти в обводку: «Получил мяч – делай передачу. Никакой самодеятельности». В итоге, талантливый мальчишка, способный за счет индивидуальных действий создать опасную ситуацию, будет в опале. Нужен подход. Нельзя загонять парня, который выделяется на фоне других, в тактические рамки.

В Молодечно всегда были ребята, которые выделялись – Маковские, Корытько, Курлович. Наша школа с традициями. Здесь есть уровень тренерского состава, что тоже немаловажно. И мы стараемся эту планку поддерживать. Находим крупиночки таланта и развиваем. Раньше было больше детей, играющих в футбол во дворах. Заметишь ребенка, пригласишь в секцию. Мальчик приходит на тренировку с пониманием игры, с базовыми навыками. Умеет бить по воротам, пасовать. И задача сводилась к тому, чтобы развивать эти качества. А сейчас дети не играют во дворах и пришедшим надо все объяснять с нуля. И для меня дико, что ребенок не знает элементарного.

Кроме того, раньше в городе была команда. Пацаны видели мужиков каждую неделю и понимали, что это ребята их города. Паренек знает, что условный Козяк живет с ними в соседнем подъезде. И у него есть стимул, пример. А нынешние мальчишки примера фактически лишены. Но пока функционирует школа, футбол в Молодечно будет. И дети будут заниматься. Чтобы все убить, надо закрыть школу.

+32
Популярные комментарии
Провизор
+17
Я вот сейчас задумался: какого же потенциально сильного президента мы потеряли... Это я о Геннадии Карпенко. Разве можно его сравнить по масштабу личности со шкловским полеводом?
чеба
+5
Был не только Карпенко но и Поляков в Бобруйске и в Мозыре только умные и самостоятельные люди этой стране не нужны и не угодны главному агроному ......
karp79
+5
Отличнейший материал про главную футбольную команду моей жизни. Большое спасибо Андрею Масловскому и Трибуне. Саша Вяжевич - любимый футболист до сих пор. Теперь таких нападающих уже не делают :) ‪#‎ностальгия‬
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+