За конфликт с ремонтником силовики завели «уголовку» на футболиста из Бреста, не назвав его имени. Теперь ясно, кто это – он открыто рассказал свою версию событий

Все совсем неоднозначно.

23 ноября пресс-служба МВД сообщила, что в милицию Гомеля обратился 42-летний местный житель, который занимается ремонтами квартир.  Он пожаловался на своих клиентов – семейную пару. Гомельчанин заявил, что он сделал ремонт в их квартире и получил за это семь тысяч долларов – а потом его работой вдруг выразили недовольство и стали требовать вернуть деньги. Высшей точкой драмы стала встреча заказчиков с исполнителем 25 октября на остановке общественного транспорта в Гомеле. Тогда, по словам ремонтника, мужчина-заказчик применил к нему насилие и забрал мобильный телефон. Силовики, выслушав работника, завели на семейную пару уголовное дело за «принуждение к выполнению договорных обязательств, совершенной группой лиц с применением насилия, не опасного для жизни». Санкции части 2 статьи 384 УК РБ, по которой возбуждено дело, предусматривают наказание вплоть до шести лет лишения свободы (но можно ограничиться и штрафом).

Почему это интересно в разрезе белспорта? А потому что силовики заявили, что фигурант «уголовки» – футболист беларусского клуба. правда, имени его не сообщили. Однако Telegram-канал «О, спорт! Ты – мир!» выяснил, кто же это – более того, игрок откликнулся на просьбу о разговоре и изложил свою версию событий, которая далека от официальной. С разрешения канала мы публикуем ее на «Трибуне».

Что же это за футболист?

Имевшаяся информация о фигурантах уголовного дела была не самой обширной, однако верного кандидата она все же давала. Силовики заявили, что семейную пару составляли 30-летний брестчанин и 40-летняя мозырянка в отпуске по уходу за ребенком. Футболистов, у которых могут совпасть все эти данные, мягко говоря, немного.

В клубе из Бреста сейчас как раз играет один 30-летний футболист, который вообще родился он в Мозыре, но уже вполне может называть себя брестчанином – в городе над Бугом с 2019 года, стал чемпионом страны с «Динамо», – ну и, конечно, спокойно мог оформить регистрацию в этом городе. А его жене действительно 40 лет – и она тоже из Мозыря, что подтверждается на странице девушки в соцсетях. Да и в апреле 2020-го в семье появилась вторая дочь – так что информация про декретный отпуск тоже совпадает.

К тому же этот футболист за время карьеры несколько раз уже попадал в скандалы с выяснением отношений – привычно для человека, на заре карьеры работавшего вышибалой в ночном клубе. Например, в августе 2015 года после матча ФНЛ между «Шинником» и «Тосно», за который играл беларусский футболист, завязалась потасовка – и по ее итогам он стал одним из четверых наказанных КДК РФС, получив дисквалификацию на шесть матчей.

В истории игрок угодил и после своего возвращения в Беларусь, уже выступая за «Шахтер». Летом 2018-го в ответном матче второго квалификационного раунда Лиги чемпионов-2018/19 против польского «Леха» футболист в конце встречи ударил головой соперника и был удален с поля, после чего тоже получил шестиматчевый бан уже в еврокубках.

А через несколько недель в матче Кубка Беларуси против брестского «Динамо» он уже в первом тайме получил прямую красную карточку за то, что отмахнулся от динамовца Дениша Дуарте. Довольно спорный, по мнению некоторых, эпизод едва не перерос в массовую потасовку. А в перерыве футболист, переодевшись, подошел к тоннелю, дождавшись там окончания первого тайма, и попытался добиться объяснений от судьи матча Дмитрия Доли. Тут, правда, все кончилось отстранением на один поединок.

Думаем, вы уже догадались, что подходящим под свежее описание МВД вариантом с бэкграундом готовности к потасовкам стал форвард «Руха» Денис Лаптев. Ему сейчас 30 лет, его супруге Олесе – 40.

Лаптев не стал молчать – вот его версия случившегося

Лаптев известен своей закрытостью по отношению к медиа – беларусские спортивные журналисты давно привыкли к нежеланию общаться с прессой. Однако на сообщение от представителя Telegram-канала «О, спорт! Ты – мир!», к удивлению, Денис отреагировал моментально – и уже через несколько минут изложил свою версию событий с ремонтом в квартире и произошедшем на остановке в Гомеле.

– Несколько лет назад мы построили в Мозыре квартиру со свободной планировкой. Жена нашла в городе компанию, которая занимается дизайном помещений. Мы туда приехали, нам дали специалиста, который сейчас является пострадавшим в нашем деле. Его зовут Евгений Сергеевич Соколов, родом он из Гомеля. Специалист сделал дизайн-проект, правда, с небольшой задержкой, в месяца три. Ничего страшного, мы на это не обратили внимания, рассчитались с ним. Евгений после этого предложил свои услуги по проведению ремонта в квартире. Он говорил, что сможет доставлять материалы по скидке. Мы согласились, тем более человека уже знали.

Он начал этим заниматься, вроде бы все неплохо шло, правда, в поставках тоже случались небольшие задержки, но максимум в две недели, потом материалы приходили. Этот мужчина говорил нам, сколько мы ему должны денег за материалы, а чеки, как договорились, он предоставит потом. Уже когда мы с ним рассчитались, когда он отдал нам все чеки, жена решила соотнести все затраты с тем, что указано в чеках. В итоге после подсчетов оказалось, что мы отдали на 3-3,5 тысячи долларов больше, нежели было потрачено в реальности.

Мы позвонили Евгению, по телефону ничего не объясняли, а просто договорились встретиться в Мозыре. Зашли в кафе, сели, разложили перед ним все документы и указали ему на несостыковку в деньгах. Он покраснел, начал заикаться, говорил, что есть еще чеки, он их привезет, просто где-то затерялись. Мы поговорили, после этого разъехались. И после этого момента он перестал отвечать на звонки.

Это было в 2019 году. На звонки он не отвечал, но переписку вел – до июня 2020-го. В течение этого времени мы ему давали деньги, потому что не хватало на материалы: нужно было докупать плитку, ламинат и прочее. В Мозыре ремонтом квартиры занимался один рабочий, через которого я передавал деньги, потому что семья уже находилась в Бресте. Я сам в свой выходной один ездил, чтобы посмотреть на ремонт и отдать деньги.

Так мы передавали, передавали, и по итогу, как мы посчитали, отдали около семи тысяч долларов.

Потом я ему писал, спрашивал, когда он отдаст нам деньги. В ответ получал сообщения, что он в Москве, но из-за ковида, из-за закрытия границ не может приехать. Но обещал приехать и все привезти. При этом его друг у нас в квартире делал мебель и нам говорил, что этот Евгений действительно в Москве, и ему, этому другу, тоже должен денег. То есть, по сути, прикрывал его. Через какое-то время Евгений нас с женой заблокировал в мессенджерах, мы ему никак не могли дозвониться. А потом, как оказалось, он и вовсе сменил номер телефона. И вот, как я уже сказал, с июня 2020-го не выходил на связь.

Когда мы однажды сообщили Евгению, что пойдем разбираться в милицию, он ответил, мол, я пуганый, меня пугать не надо, идите куда хотите. Мы действительно обращались в милицию, но нам сказали, что нужно искать таких же пострадавших, как мы, потому что ради нас одних никто не будет работать, никто за это дело не будет браться.

– Что случилось 25 октября 2021 года в Гомеле?

– Все расскажу по порядку. Я приехал на выходной домой в Мозырь, с женой и ребенком решили съездить в Гомель, чтобы заказать обои, потому что Евгений заказывал не то, что нам надо, да еще и в большем количестве, нежели было необходимо. В общем, поехали, все сделали. Думали еще заехать в торговый центр, чтобы что-то купить детям, но я как-то пропустил поворот и решил не разворачиваться. Но жена на меня обиделась, что не заехали в ТЦ, поэтому я все-таки развернулся, поехали обратно. Приближаемся к торговому центру, стоим на светофоре, чтобы повернуть на парковку. И в это время по пешеходному переходу прямо перед машиной идет этот самый Евгений.

– Ничего себе совпадение.

– Вы представляете? Мы не видели его два года. Повернули на парковку, остановили машину и побежали за этим человеком. Догнали его на остановке общественного транспорта и сразу спросили, где наши деньги, которые мы давали на материалы. Он начал отвечать, что ничего нам не должен, ничего не брал.

Хочу сказать, что никто его не бил, что бы там ни было написано в сообщении пресс-службы МВД. И деньги мы требовали не за ремонт, который нам якобы не понравился, а за материалы, которые он покупал дешевле, чем нам говорил.

Признаюсь, в тот момент, на остановке, и у меня, и жены эмоции перехлестывали. Супруга сорвала с него маску, немного поцарапала лицо. Я его держал за куртку и не знаю, как сдержался, чтобы не ударить. Держал, чтобы он не убежал, потому что он хотел запрыгнуть в маршрутку, но я не дал ему это сделать. Мы снова начали просить у него, чтобы дал номер телефона, но он ничего не отвечал. Потом у него на землю упал мобильник, я его заметил, а жена забрала.

После этого Евгений обратился в милицию, написал заявление, нас вызвали в отделение. Мы привезли телефон, сказали, что он нам не нужен, просто хотели, чтобы человек никуда больше не пропал.

И сейчас так получилось, что этот Евгений оказался пострадавшим, а мы подозреваемыми. Может, мы неправильно поступили, что забрали телефон, но вы тоже поймите – эмоции перехлестывали. Два года человека не видели, не могли добиться своих денег, а тут он оказался прямо перед нами! Я не мог поверить, что его возможно найти.

– Какое развитие ситуации вам рисуют в правоохранительных органах?

– Нам никто ничего не говорил и никто не звонил.

– Но вы в курсе, что на вас заведено уголовное дело?

– Да нам в милиции об этом сказали.

Повторюсь, очень хотелось бы, чтобы нашелся еще кто-то, кто пострадал от действий этого Евгения. А так… Не знаю, как добиться справедливости.

– Телефон этого человека вы так и не узнали?

– Нет. Мобильник привезли в милицию, ничего там не трогали, а в милиции написали объяснительную, что случилось. Телефон опечатали. Мы еще даже привезли распечатки всех переписок с Евгением, предоставили в милиции. Нам сказали, что изучат и разберутся в ситуации.

– То есть вы столкнулись с мошенником?

– Да. И я уверен, что от его действий пострадали и друиге люди, просто никто не хочет движения, разбирательств.

– Что говорят адвокаты?

– Да ничего существенного, по сути. Просто не понимаю, почему мы вынуждены так страдать, почему [несколько лет назад] жена из-за нервотрепки лежала на сохранении, а сейчас мы оказываемся крайними.

Что говорят в «Рухе»?

В ответ на вопрос, отреагировали ли на ситуацию в «Рухе», Лаптев ответил, что нет, так как это личные дела, которые не касаются работы. Единственное, что отметил Денис, – что после его объяснений в клубе удивились, как он «этому человеку морду не набил».

Пресс-атташе брестского клуба Екатерина Трофимук отметила, что она никак не может информацию об уголовном деле, потому что личная жизнь игроков не касается пресс-службы ФК. Остальные же комментарии можно получить в пресс-службе МВД.

При этом после переезда в Брест Лаптев не попадал ни в один скандал, связанный с рукоприкладством. О форварде говорят только в футбольном плане. В этом сезоне в форме «Руха» Денис провел 29 матчей во всех турнирах, в 21 встрече появился на поле с первых минут. За 1602 минуты (55 минут в среднем за матч) нападающий набрал 17 баллов (9 голов, 8 «ассистов»).

Вызывался форвард и в национальную сборную, за которую в нынешнем году провел два матча: в «товарняке» с Гондурасом отыграл 54 минуты и удалился, а в квалификации ЧМ-2022 с Эстонией отбегал первый тайм, после чего не вызывался в нацкоманду. Там у форварда в графе «забитые мячи» значится 0 при 30 проведенных встречах.

Фото: rukh.by

+9
Написать комментарий
Реклама 18+