В память о «маме» клуба БГК сменил название. Рассказываем, как это произошло, и вспоминаем другие громкие переименования в белспорте

Некоторые меняли вывеску даже благодаря Статуту ВКЛ и самому упорному голосованию болельщиков.

Глядя на некоторые спортивные проекты, мы порой и не помним, что раньше они назывались иначе. Или плохо представляем, почему они стали называться по-другому. Смена вывески – не всегда безболезненный процесс, а зачастую – необходимый и вынужденный.

Вспоминаем и рассказываем, как и почему в Беларуси переименовывают клубы.

БГК им. А.П. Мешкова ➜ «Мешков Брест»

Самый свежий пример. Недавно БГК им А.П. Мешкова объявил о смене официального русскоязычного названия – клуб превратился в «Мешков Брест». Что стало причиной ренейминга? Чтобы полноценно ответить на этот вопрос, стоит обратиться к истокам гандбола в Бресте.

Как все начиналось? В 1963 году в Брестском государственном пединституте в качестве ассистента кафедры физвоспитания приступил к работе Анатолий Петрович Мешков. Ему сразу начали доверять – в вузе была создана женская гандбольная команда, которую возглавил молодой специалист. Через год появилась и мужская сборная института – у ее руля тоже стал Мешков.

Так Анатолий Петрович положил начало брестскому гандболу, но не остановился на этом – во второй половине 70-х команды института под его руководством начали добиваться успеха на различных соревнованиях в СССР, а в конце следующего десятилетия он привел юношескую сборную республики к серебру союзного первенства.

Когда огромная страна развалилась, Мешков продолжил работу уже в независимой Беларуси. В сезоне-1992/93 его «Пединститут» занял четвертое место в первом гандбольном чемпионате страны, пропустив вперед лишь СКА и его дочерние команды. В 1993-м Мешков получил звание заслуженного тренера Беларуси, но уже в следующем году скоропостижно ушел из жизни.

В «нулевых» в Бресте появился новый гандбольный клуб: 19 апреля 2002-го был создан БГК им. А.П. Мешкова – так память об отце почтили его сыновья Александр и Сергей. Команда сразу стала серьезной силой в Беларуси – в год создания в чемпионате ее обошел лишь «Аркатрон». Но уже в следующем сезоне Брест отобрал титул – и так началась «золотая» история БГК. К 2020-му клуб 12 раз становился чемпионом страны, 11 раз побеждал в Кубке и четырежды доходил до 1/8 главного гандбольного еврокубка – Лиги чемпионов.

 

Почему сменили название? Превращением в гандбольную столицу Беларуси Брест обязан не только Анатолию Петровичу и его сыновьям – огромный вклад сделала и Аделаида Константиновна Мешкова, супруга легендарного тренера. Они встретились, когда Ада выступала за сборную по баскетболу, а Анатолий еще учился в педагогическом институте. Так что у истоков брестского гандбола пара стояла вместе – тренер был на передовой, а его жена обеспечивала надежный тыл и поддержку.

Когда же Александр и Сергей Мешковы создавали БГК, они стремились не только увековечить память скоропостижно скончавшегося отца, но и отвлечь Аду Константиновну от потери супруга. Так она стала первой управляющей БГК им. Мешкова.

И это была отнюдь не формальная должность. Управляющая клубом была погружена во все рабочие процессы, лично заботилась об игроках, тренерах и членах их семей. «Ада Константиновна как руководитель полностью контролировала ситуацию в клубе, полностью владела ей. Знала всех игроков. Даже когда гандболист еще не приехал в Брест, она уже была в курсе его потребностей: чем нужно помочь, куда ребенка в садик устроить, как с квартирой определиться, посодействовать в трудоустройстве супруги. Ни одного игрока или тренера она не оставляла без своего внимания», – рассказывала Наталья Арцименя, глава Брестской областной дирекции давнего партнера клуба – «Белгазпромбанка».

Выстраивать отношения Аделаида Мешкова умела как внутри клуба, так и за его пределами. Причем на самом высоком уровне – например, с председателем Белорусской федерации гандбола Владимиром Коноплевым. «Часто мы с ней в чем-то не соглашались. Она, вернее, не соглашалась – а я уже как мужчина с ней не спорил никогда. Очень переживала за клуб в целом и за каждого игрока в отдельности. Очень их жалела, очень оберегала, буквально вся взрывалась, когда видела необъективное судейство. Не зря они ее с любовью называли «мама». Ну а наши разговоры (даже спорные) всегда заканчивались распитием чая и хорошим общением», – вспоминал функционер.

Ада Константиновна, Александр Мешков и Владимир Коноплев

В 2019-м Ады Константиновны, долго сражавшейся с тяжелой болезнью, не стало. Именно поэтому спустя год после ее ухода БГК имени А.П. Мешкова был переименован в «Мешков Брест» и теперь носит фамилию не только основателя гандбола на Брестчине, но и его супруги, руководившей клубом на протяжении 17 лет.

 

В чем особенность? Наверное, это беспрецедентный случай, когда клуб, представляющий страну на высоком европейском уровне, носит имена людей, которые реально внесли значительный вклад в развитие как самого клуба, так и белорусского гандбола. И это главное, что двигало брестчанами в желании переименовать клуб.

Также важно, что при переименовании учтены интересы болельщиков, прикипевших к привычной аббревиатуре – фанаты смогут по-прежнему использовать название БГК. Причем не просто по старой памяти, но и вполне корректно даже с юридической точки зрения: полное официальное название теперь — Спортивное общественное объединение «Брестский гандбольный клуб «Мешков Брест». Кажется, такой вариант должен устроить всех.

Кроме того, смена названия в память о чете Мешковых еще и облегчила восприятие бренда иностранцами — теперь на двух языках имя звучит одинаково — Meshkov Brest.

«Минск-2006» ➜ «Цмокi-Мiнск» 

История ребрендинга этого баскетбольного клуба точно заслуживает внимания – ведь в ее основе лежат белорусская мифология и Статут ВКЛ, а новое название стало поводом для насмешек со стороны президента Беларуси. Вряд ли удастся найти другое такое комбо!

Как все начиналось? Баскетбольный клуб «Минск-2006» был создан (сюрприз-сюрприз) в столице Беларуси в 2006-м. Структура получилась масштабной – в ее составе оказались мужская и женская команды, а также детско-юношеская школа. Первые два сезона в истории нового клуба получились неоднозначными: с одной стороны команда стала заметной силой на уровне ЧБ, но с другой – дважды осталась без медалей, уступая в полуфиналах плей-офф и сериях за третье место.

Изменить положение дел удалось только в сезоне-2008/09. В ту кампанию клуб вошел с новым принципом комплектования – минчане начали усиливать ростер американскими баскетболистами. С начала сезона за «Минск-2006» играли Данте Стиггерс и Карлос Хурт, а по ходу чемпионата к ним присоединился Генри Харрисон. В итоге вся тройка была на ведущих ролях и смогла привести клуб к первому в его истории титулу чемпионов Беларуси. А Стиггерс позднее даже получил белорусский паспорт и сыграл за сборную!

Следующий год получился еще более крутым: в чемпионате клуб победил абсолютно во всех матчах, а также сыграл на международной арене. До этого белорусские клубы годами не участвовали в еврокубках, поэтому даже вылет «Минска-2006» уже на групповом этапе «Еврочелленджа» – третьего по силе клубного турнира Европы – выглядел вполне достойно. 

Пару лет после этого прошли в похожем режиме – дежурное чемпионство, Кубок страны и выступление на ранних стадиях «Еврочелленджа». Но было и кое-что новенькое – «Минск-2006» начал представлять Беларусь в Единой лиге ВТБ. Впервые клуб сыграл в турнире в 2010-м и с тех пор не пропустил ни одного розыгрыша. Но под старым названием успел провести лишь два сезона в российском турнире.

Почему сменили название? «Минск-2006» за шесть лет существования стал гегемоном в Беларуси, но все еще оставался довольно безликим для болельщиков проектом. Об этом говорил Александр Куль, отыгравший в команде с 2007-го по 2011-й, а после завершения карьеры ставший директором центра экономического развития и спортивного маркетинга клуба. «Прежняя вывеска – это хорошее название для государственного учреждения: говорит о географической принадлежности и при этом не вызывает никаких эмоций. Да и с символикой особо не поэкспериментируешь: баскетбольный мяч, название «Минск-2006» и герб города. А на гербе у нас, как вы знаете, Пресвятая Богородица. А придумывать какие-то маркетинговые ходы с иконой – это уже слишком», – рассуждал он.

Так что Куль, который на тот момент был единственным работником в отделе маркетинга, понял, что двигать бренд «Минск-2006» будет очень тяжело и приступил к поискам новой идеи. И нашлась она по счастливой случайности: в апреле 2012-го Александр наткнулся в интернете на общественную организацию «Будзьма беларусамi», активисты которой как раз весьма активно продвигали цмока в качестве туристического символа Беларуси вместо привычных зубра и аиста. Креатив был построен не на пустом месте – ведь цмок являлся важной частью белорусской мифологии. А еще был упомянут в первом Статуте ВКЛ 1588 года – главный закон государства предусматривал денежные и телесные наказания для тех, кто будет охотиться на цмоков или держать их в неволе. В общем, защита прав животных на территории Беларуси началась еще до того, как это стало мейнстримом :).

Куль пообщался с «Будзьма», получил добро на использование их придумки в баскетболе и отправился с идеей ребрендинга к руководству в лице Юрия Шаколы (тогда зама, а вскоре и гендира клуба). Тот изначально вариант не оценил, но со временем вдохновился и дал Кулю зеленый свет. И уже в сентябре 2012-го клуб предстал перед общественностью в качестве «Цмокаў-Мiнск». 

На пресс-конференции в честь этого события Куль обосновал ребрендинг тем, что название клуба «должно иметь глубокое значение, принадлежность к нашей стране, духовные и исторические корни, присущие белорусам». Цмок в этом плане оказался находкой – ведь в белорусской мифологии это существо никогда не было враждебным людям в отличие от европейского дракона. Удивительно, но у древнего цмока даже нашлись баскетбольные скиллы! «Главное развлечение Цмока, – по сути, играть в баскетбол. Согласно легендам, он игрался с огромным камнем, в котором жил. Чуть ли не в каждой деревне старожилы рассказывают о таких камнях», – говорил Куль.  

И новое название зашло! О клубе заговорили даже те, кто был далек от баскетбола, а на трибунах стало гораздо больше зрителей. В сезоне-2012/13 «Цмокi» только разогревались, но уже оказались среди лидеров по посещаемости в Единой лиги ВТБ. А уже в следующей кампании минчане первенствовали в этом показателе – на «Минск-Арене» за матчами в среднем следило 4181 человек. Ближайшим преследователем оказался «Летовус-Ритас» – матчи легендарного клуба в очень баскетбольной Литве собирали лишь по 3425 зрителей. Так что результат «Цмокаў» сильно впечатляет, особенно с учетом того, что на площадке они совсем не радовали – последнее место в группе и пролет мимо плей-офф.

В чем особенность? Несмотря на общий маркетинговый успех, у ребрендинга были и отрицательные моменты. Идейный вдохновитель смены названия Александр Куль рассказывал, что порой отзывы вводили его в ступор. «Однажды мне даже предъявили претензию, от которой я чуть было не лишился дара речи. Мол, пока на эмблеме клуба у нас была Богородица, всё было хорошо. А теперь нашим символом стал какой-то непонятный болотный змей – и потому дела пошли хуже», – рассказывал он. 

К тому же у людей, далеких от белорусского языка, новое название порой вызывало не те ассоциации – по словам все того же Куля, некоторые болельщики считали, что это слишком женское имя для баскетбола и связывали его с поцелуями. И есть ощущение, что это заблуждение не изжито даже годы спустя. Например, президент Беларуси Александр Лукашенко в 2019-м жестко поддел баскетболистов. «Если уж честно говорить, волейбол чуть-чуть стал заметнее, в отличие от баскетбола. Там эти «Цмокі» как цмокали, так и цмокают подряд. Стыдно даже новости слушать», – возмущался глава государства.

Но ведь название президенту все-таки запомнилось! Так что, пожалуй, это тот случай, когда можно говорить, что ребрендинг сработал.

«Динамо-Минск» ➜ «Тивали»

Лето 2020-го выдалось непростым для минского «Динамо» – у клуба были большие проблемы с финансами, которые едва не привели к уходу из КХЛ. Но обошлось: «зубры» нашли достаточное финансирование и все-таки проведут очередной сезон. А вот в начале 90-х в истории «Динамо» был момент, когда клуб не выстоял – выжить он смог, лишь сменив собственника и название.

Как все начиналось? Конечно, хоккейное «Динамо» появилось в Минске еще при Советском Союзе. Команда была сформирована в 1948 году и десятилетиями выступала в любительском чемпионате БССР. Причем даже там «Динамо» не было доминирующей силой – до 1975-го клуб сумел лишь по разу завоевать «бронзу» и «серебро», а также дважды стать чемпионом. 

Главной хоккейной командой Беларуси в те годы было минское «Торпедо» – этот клуб успел поиграть даже в элитном советском дивизионе в сезоне-1966/67. Но там не задержался и начал постепенно сдавать – в итоге летом 1976-го клуб, находившийся тогда в Д3, перешел под попечительство спортивного общества «Динамо». Наверняка вы уже догадались, что было дальше. Да, клуб стал носить имя своего покровителя. Новое «Динамо», благословленное силовыми ведомствами, создало условия для иногородних игроков, решало жилищные и материальные вопросы, наладило связи с московскими одноклубниками.  

Уже в год дебюта «Динамо» пробилось в Д2 чемпионата СССР. А через три сезона, в 1980-м, попало в элитный дивизион. Правда, закрепиться там клуб не сумел и в течение десяти лет был типичным «лифтом», курсируя между лигами. Лучшего же результата в чемпионатах СССР «Динамо» добилось в сезоне-1989/90, когда единственный раз в своей истории команда пробилась  во второй этап турнира, где заняла последнее десятое место.

А уже в 1991-м главный спонсор минчан БФСО «Динамо» отказалось от финансирования клуба, и тот перешел в руки сына министра торговли БССР Игоря Макаеда, который изъявил готовность взвалить бремя на себя. С новым боссом команда какое-то время еще выступала под прежним именем. После развала СССР «бело-голубые» начали играть (примерно с тем же успехом, что и при Союзе) в Международной хоккейной лиге – аналоге нынешней КХЛ. Еще две белорусские команды – гродненский «Прогресс» и новополоцкий «Химик» – попали в Высшую лигу России. При этом в 1992-м собственного чемпионата в Беларуси не проводилось.

Несмотря на это, в тот год ИИХФ признало «Динамо» лучшей белорусской командой и допустило к розыгрышу Кубка Европы – в 90-х это была Лига чемпионов от хоккея. Стартовать пришлось с предварительного раунда – соперниками были австрийский «БИК ВСВ» и голландский «Митпоинт Итерз». Оба клуба были любительскими, тогда как в «Динамо» было четыре крепких пятерки профессионалов. Тем не менее, в первом матче белорусы со счетом 1:2 уступили голландцам, вышедшим на матч, имея 13 полевых игроков и вратаря. Во втором поединке белорусский стыд только приумножился – «БИК» прибил «Динамо» 5:3. В итоге ужасный турнир оказался прощальным для той итерации «Динамо».

Почему сменили название? История ребрендинга довольно банальна. Игорь Макаед был владельцем сети частных автозаправочных комплексов, которые назывались «Тивали». Так что когда в начале 1993-го бизнесмен отказался  от финансовых претензий, которые были у него к БФСО «Динамо», то переименовал команду в честь своего основного поекта. А тот, в свою очередь, обязан деревне Тивали (находилась в районе современного проспекта Притыцкого), в конце 70-х вошедшей в состав Минска. И на это историческое место у Макаеда были большие хоккейные планы – там планировалось построить ледовый дворец «Тивали-Арену», гостиницу и клубный офис.

Первым стартом истории «Тивали» стал чемпионат Беларуси-1993. В тот год ФХРБ нашла возможность проводить собственный турнир параллельно с розыгрышами МХЛ и ВХЛР. Первый чемпионат, в котором участвовали всего четыре команды, прошел с 13 марта по 13 апреля (!). И первым чемпионом Беларуси, пусть и не без проблем («Неман» отстал на одно очко), оказалось именно «Тивали».

В последующие два сезона успех удалось повторить. Также клуб смог реабилитироваться в Кубке Европы – в 1994-м и 1995-м минчане добирались до финального раунда еврокубка, где занимали пятое и седьмое место соответственно. Цвета той команды защищали хоккеисты, ставшие в будущем легендами –   Руслан Салей, Олег Антоненко, Вадим Бекбулатов, Эдуард Занковец, Владимир Копать, Андрей Скабелка, Олег Хмыль и многие другие.

В 1995-м в «Тивали» начался кризис. Весной и летом того года Макаед распродал сильнейших хоккеистов. В следующем розыгрыше Кубка Европы клуб в финал попасть не сумел, остановившись на втором этапе «предвариловки». Более того, после трех чемпионств «Тивали» кряду золото внутри страны отобрал новополоцкий «Полимир». Вернуть главный белорусский трофей у минчан не получалось еще долго – в трех сезонах после этого они занимали второе, третье и четвертое места соответственно.

В 2000-м «Тивали» вернуло чемпионство, но вскоре после этого команда прекратила существование. Конец получился банальным – уже по ходу сезона руководство не всегда находило деньги на зарплату игрокам, а по его окончании финансы иссякли совсем. Большинство хоккеистов той команды перекочевали в «Минск», который позже стал «Керамином».

В чем особенность? В том, что клуб из Минска сумел возродиться – причем вновь как «Динамо». Произошло это в 2003 году по инициативе тогдашнего председателя федерации Владимира Наумова, являвшегося одновременно главой МВД. Учредителями команды выступили силовые ведомства Беларуси, спонсорскую помощь оказали предприятия Минской области. 

Первоначально состав формировался преимущественно из молодых белорусских игроков. Однако неважные результаты изменили вектор –  в ростере появились опытные хоккеисты, тренером был приглашен словак Любомир Покович. Под его руководством «Динамо» дважды выигрывало Кубок Беларуси и заняло второе место в чемпионате-2005/06. В январе 2007-го Поковича уволили, сменил его поигравший в «Тивали» Эдуард Занковец. Рокировка оказалась успешной – «Динамо» завоевало белорусское чемпионство. В 2008-м «бело-голубые» переродились вновь – на этот раз в клуб КХЛ. И эта история продолжается до сих пор.

МТЗ-РИПО ➜ «Партизан»

Фактическим стартом истории минского МТЗ-РИПО является 2002-й – именно тогда была создана эта команда. За два года она катком прошлась по минору и оказалась в «вышке». И вот тогда вокруг клуба завертелись события, которые остались в памяти болельщиков ярчайшей вспышкой, так и не переросшей в нечто большее.

Как все начиналось? В 2004 году МТЗ-РИПО чудом избежал вылета из высшей лиги. Казалось, в новом сезоне команда вновь будет бороться за выживание, но случилось невероятное. Клуб взял под крыло литовский бизнесмен Владимир Романов, включив его в свой футбольный холдинг, где уже были шотландский «Хартс» и литовский «Каунас». Предприниматель хотел создать грандиозный проект: построить в Минске новый стадион с гостиничным комплексом, наладить работу клубной школы и, конечно, бороться за чемпионство.

Начало получилось внушительным – его ознаменовали мощные трансферы и приход на должность главного тренера Юрия Пунтуса, покинувшего БАТЭ после сезона-2004. И это быстро дало свои плоды. Уже 22 мая 2005-го на минском стадионе «Динамо» прогремел кубковый финал. 10 тысяч зрителей собрались, чтобы посмотреть на рубку двух команд Пунтуса — нынешней и бывшей. МТЗ вырвал волевую победу у БАТЭ благодаря голу Артема Концевого на 73-й минуте.

Дебютный год в чемпионате для МТЗ-РИПО Романова также получился мощнейшим. Хотя стартовала команда провально: в первых пяти турах было набрано лишь одно очко. Но клуб набрал ход, а в трансферное окно усилился звездными по меркам ЧБ Вячеславом Глебом и Олегом Страхановичем. В итоге во второй половине МТЗ мощно накатило и вырвало бронзу чемпионата, победив в последнем туре «Торпедо-БелАЗ» – прямого конкурента в борьбе за медали.

Казалось, это заря нового гегемона белфутбола, но не сложилось. Хотя три следующих сезона МТЗ-РИПО выглядело достойно: постоянно держалось в верху таблицы, а в 2008-м повторило дебютный успех, к победе в Кубке приложив третье место в чемпионате. При этом в те годы минчане показывали очень яркую игру. Хрестоматийный пример – гол все того же Концевого после циркового розыгрыша штрафного в ворота «Сморгони» в Кубке Беларуси. Без сомнений – этот удар навсегда вошел в историю белфутбола.

Но со временем бизнес Романова начал хиреть, и это сказалось на финансировании клуба. Так что в 2009-м МТЗ-РИПО было вынуждено пойти на омоложение и радикально обновить состав, сделав ставку на воспитанников школы. В тот год удержаться в «вышке» удалось – и это стало последним достижением под изначальным названием.

Почему сменили название? В ноябре 2009-го директор клуба Людас Румбутис заявил, что инициатива сменить название исходит от учредителей. Кажется, основной мотив заключался в том, что в МТЗ понимали, что проблемы с финансированием сами по себе не решатся, а продавать бренд с загадочной аббревиатурой слишком уж сложно. Правда, решение не принималось директивно «сверху» – в клубе действовали с оглядкой на болельщиков «Знаю, что многие высказываются за сохранение старого названия. Это вряд ли возможно. Главная причина переименования в слишком длинной и не совсем понятной аббревиатуре», – рассказывал Румбутис.

В итоге клуб подготовил несколько вариантов ребрендинга, а право выбирать предоставил фанатам. Голосование велось на сайте клуба и в нем поучаствовали более пяти тысяч человек. В белорусских реалиях результаты опроса поражают особенно сильно – сразу между тремя названиями развернулась невероятно упорная борьба. Но итог вышел следующим: 28,3% проголосовали за «Партизан», 26,4% - за МТЗ, 24,5% - за «Трактор», 7,5% - за «Арсенал» и 2,7% - за «Столицу». Так в апреле 2010-го МТЗ-РИПО официально превратился в «Партизан».

В борьбе за место в элите белфутбола новое название не помогло – команда в 2010-м заняла 12-е место и вылетела в первую лигу. Впрочем, там молодежь «Партизана» не потерялась. Долгое время клуб даже лидировал в таблице Д2. Но силенок на всю дистанцию не хватило, и первое место досталось «Славии».

Самое интересное случилось потом. В стыках «Партизан» уверенно переиграл «Витебск» и заслужил повышение в классе. Но футболисты и болельщики радовались недолго. Вскоре Романов окончательно отказался вкладывать деньги в клуб, а найти других спонсоров не получилось. Так что в начале 2012-го всем игрокам дали вольную, а «Партизан» приступил к процедуре банкротства.

В чем особенность? В фанатах! Буквально нескольких лет в топе белфутбола МТЗ-РИПО /«Партизану» хватило, чтобы собрать вокруг себя мощную группу активных болельщиков. Клуб всегда получал солидную поддержку, а особенно ярким было минское дерби с «Динамо». По накалу оно порой превосходило даже класико и уж точно не знало равных по красочности фанатских перфомансов – специальные баннеры и кричалки заготавливались задолго до игры.

Как все выглядело, можно долго описывать, но лучше просто посмотреть – например, вот в этом ролике из программы «Время футбола» в исполнении молодого Николая Ходасевича.

«Крумкачы» ➜ «НФК Крумкачы» ➜ НФК ➜ «НФК Крумкачы»

Пожалуй, никто не возьмется спорить с тем, что «Крумкачы» – самый хайповый клуб в истории белорусского футбола. Тернистый путь «воронов» продолжается до сих пор и на нем команда уже несколько раз меняла название.

Как все начиналось? «Крумкачы» появились в 2011-м – тогда это была любительская команда, даже не выступавшая в большом футболе (только в минских лигах в формате 7 на 7 и 8 на 8). Но постепенно проект набирал обороты. В 2014-м «Крумкачы» стали юридическим лицом и заявились во вторую лигу. Идейный вдохновителем выступил Денис Шунто, в реализации ему помогали друзья Василий Глезов и Владислав Майоровский.

Стартовавший на чистом энтузиазме проект неожиданно выстрелил – клуб с ходу взял «серебро» Д3 и заработал повышение в классе.

В первую лигу команда пошла с очень скромным даже для этого дивизиона бюджетом в 100 тысяч долларов. Разумеется, на полулюбительский клуб никто не ставил – а он достойно держался, хоть и не показывал ничего сверхъестественного. Все изменилось, когда по ходу сезона «Крумкачы» возглавил Олег Дулуб. С новым коучем «вороны» выдали 11-матчевую беспроигрышную серию (побед в ней было девять) и подошли к последнему туру на третьем месте в таблице, дававшем право на повышение. Но играть предстояло с «Днепром» – могилевский клуб, имевший финансирование в районе одного миллиона долларов, отставал от «воронов» на один балл.

Решающая заруба стала стала футбольным косплеем истории про Давида и Голиафа. «Вороны» поквитались за поражение 0:4 от могилевчан в первом круге – голы Филиппа Иванова, Евгения Шикавки и «сухая» игра в обороне вывели «Крумкачоў» в элиту белфутбола.

«Три месяца назад команда вообще могла исчезнуть». «Крумкачы» вошли в историю

Дальше последовали два достойных сезона в «вышке». «Крумкачы» не хватали звезд с неба, но у клуба получалось не свалиться в зону вылета. К тому же голливудская история команды привлекла внимание болельщиков – вокруг «Крумкачоў» возникла мощная движуха. Порой клуб выдавал сумасшедшие перфомансы. Например, в 8-м туре своего дебютного элитного сезона «вороны» размазали минское «Динамо» (между прочим, действующего серебряного призера!) 4:1. Помните свои эмоции тогда?

А во второй год в «вышке» «Крумкачы» добавили в коллекцию и скальп БАТЭ. Причем снят он был в крутейшем матче на «Борисов-Арене», в котором гости победили 3:2.

Почему сменили название? Итоговые результаты двух сезонов в высшей лиге были стабильны: в 2016-м «вороны» заняли 11-ю строчку, в следующем – 13-ю. Но хоть по спортивному принципу в 2017-м клуб заслужил право вновь играть в элите, история «Крумкачоў» в «вышке» прервалась. Из-за безденежья федерация не допустила клуб к лицензированию – «воронам» пришлось сменить юридическое лицо и отправиться в Д3. Пианист Юрий Блинов и голкипер клуба Евгений Костюкевич создали новое юридическое лицо (общество с ограниченной ответственностью) с отчасти знакомым названием («НФК Крумкачы»).

Как бы это не совсем даже переименование, но суть проекта осталась прежней.

Экс-босс «пернатых» Денис Шунто передал ООО права на использование названия и логотипа старых «Крумкачоў». Новая команда, которой начал руководить тренер старых «воронов» Алексей Кучук, заявилась во вторую лигу. Там без особых проблем заняла второе место, завоевав право начать следующий сезон в Д2. «НФК Крумкачы» вышли на профессиональный уровень, но руководство АБФФ отказалось допускать к соревнованиям клуб с таким названием. Из-за этого «вороны» пошли на новую итерацию и превратились в ООО «НФК» (Незвычайна фантастычная каманда). Здесь учредителями выступили футболисты Евгений Костюкевич и Кирилл Алексиян, болельщик «воронов» Ярослав Будянский и все тот же Юрий Блинов, который в апреле 2019-го умер во время «Экомарофона» в Гомеле (его доля перешла к родственникам).

По бумагам новым клубом руководила именно эта четверка, но фактически им управляли люди, которые рулили и старыми «Крумкачамi». Правда, на этот раз они оставались в тени. Идейный вдохновитель «пернатых» Денис Шунто занимался спортивной составляющей в НФК. Организационные вопросы взял на себя его соратник Владислав Майоровский и директор клуба Олег Давидович, а вице-президента компании ASBIS Андрей Костевич, владевший четвертью пакета акций прошлых «Крумкачоў», помогал с финансами.

Но в 2019-м в руководстве «крумок» произошел раскол из-за неудачного старта команды. Костевич и Давидович выступили за перемены на тренерской скамье, что категорически не принял Шунто. В качестве компромисса рассматривался вариант с Олегом Кубаревым, который мог стать консультантом Алексея Кучука. Но такое развитие событий абсолютно не устраивало ни главкома НФК, ни Шунто, который верил в самодостаточность Кучука-младшего.

Однако переубедить Майоровского и Костевича не удалось – тренера уволили после седьмого тура, на смену ему пришел Сергей Кузьминич, а клуб попросту раскололся на две партии. Одной из них, ведомой Шунто, пришлось покинуть НФК. Результаты под началом нового тренера не взлетели резко вверх – «крумкi» финишировали на 8-й строчке.

Кучуку навязывали Кубарева, Шунто был против. Как раскололся НФК

В чем особенность? А вот раскол аукнулся клубу в нынешнем году, когда «вороны» попытались вернуть название «НФК Крумкачы». Наибольшая сложность возникла не в кабинетах АБФФ, а при общении с Шунто. Создателю «Крумкачоў»  не нравились процессы, происходящие внутри клуба, поэтому когда зимой боссы НФК обратились к нему за разрешением использовать бренд «Крумкачы», он не дал добро. Главная причина – несогласие с тем, каким путем идет клуб (сейчас в нем практически не осталось людей из «крумок» Шунто). Учредителям НФК понадобилось какое-то время, чтобы уговорить экс-партнера.

Шунто не хотел отдавать право на бренд, но «Крумкачы» вернули историческое название. С чем «вороны» подходят к старту Д2

Теперь «вороны» и Шунто окончательно отправились по разным дорогам. «Крумкачы» вновь пытаются пробиться в «вышку» и пока неплохо идут – после первого круга в Д2 занимают третью строчку, дающую право сыграть в «стыках» и отстают от лидирующего «Спутника» на пять баллов. Шунто находится в творческом поиске: ждет ликвидация самых первых «Крумкачоў» (вместе с долгами в 200 тысяч долларов), считает нынешнюю команду средней и не верит, что ее ждет что-то хорошее даже в случае выхода в элиту.

Шунто – про уход из «Крумкачоў», долг БАТЭ, желание вернуться в белфутбол и про тех, кто сдает матчи

Фото: pressball.by (12, 3), hcdinamo.bybc-tsmoki.bybelarus.basketballslamdunk.rutut.bybelta.byvb.bysvaboda.orgkrumkachy.com

+25
Реклама 18+
Популярные комментарии
brestchanin85
+21
Хороших сыновей Петрович воспитал. Редко где с таким трепетом и памятью относятся к семейным ценностям. Рад, что это происходит в родном Бресте
demagog
+14
Спасибо. Теперь понял, почему "Мешков Брест"
Mogilev1
+6
Спасибо побольше бы таких статей !!!!👍
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+