В 1968-м тренером сборной Бразилии стал комментатор. Он вывел команду на победный ЧМ в Мексике и воевал с клубными боссами

От редакции: это пост из блога «Болельщик-зануда» – прекрасный рассказ о журналисте Жоане Салданье, который тренировал великую сборную Бразилии в конце 60-х.

Если тебя критикуют журналисты, предложи им занять твое место и поработать. Этот прием работает часто, но не всегда. В 1968-м президент Конфедерации футбола Бразилии Жоао Авеланж применил его к журналисту и комментатору Жоану Салданье, а тот взял и согласился.

Катастрофа-66

Да-да, сборную Бразилии возглавил журналист. Чтобы это звучало яснее, представьте себе, что Дмитрий Губерниев стал главным тренером сборной России по биатлону.

Что двигало Авеланжем – понятно. Сборная Бразилии, не пережив травмы Пеле, провалила чемпионат мира-1966, не сумев во второй и пока что последний раз в истории преодолеть групповой этап. Но если в 1930-м от бразильцев никто чудес не ждал, то в Англии катастрофу пережила команда-легенда, которая до этого восемь лет доминировала в мире и дважды подряд выигрывала ЧМ.

Про Салданью в Бразилии пишут книги и снимают фильмы. Вот афиша одного из них

Сборная подняла планку слишком высоко, пресса и болельщики требовали не просто побед, но яркой игры, в том числе в товарищеских матчах. Нервные системы тренеров такого давления не выдерживали. Спасать положение позвали антикризисного менеджера Айморе Морейру. В 1962-м он выиграл с Бразилией ЧМ-62 практически без помощи Пеле. Король футбола получил тогда травму, но его успешно заменил Амарилдо, и «селесао» в привычной манере вынесли всех. Вот только на этот раз у Морейры был Пеле, но не было Гарринчи, Вава и Диди. Тренер сник и очевидно искал способ сменить работу в сборной на какое-то более спокойное занятие.

Айморе Морейра

Больше всего Морейру раздражал слишком интенсивный график товарищеских матчей. Летом 1968-го он устроил бунт, отказавшись играть в Кубке Освалдо Круза (турнир, в котором участвовали только Бразилия и Парагвай) и двух матчах против Аргентины. Конфедерация пошла на зверскую хитрость: с Парагваем сыграла сборная штата Сан-Паулу, а против аргентинцев в форме Бразилии вышли сначала футболисты «Ботафого», а затем – «Крузейро». Осенью ситуация повторилась: с Югославией в желтых футболках играл «Атлетико Минейро» во главе с буйным тренером Доривалом Книппелом, известным также под прозвищем Устрич.

Официально получалось, что за год сборная Бразилии сменила пятерых тренеров. Газеты истребляли Моррейру, называя его трусом. Главным критиком был Салданья. После матча с Югославией он обвинил Моррейру в том, что тот слишком рано начал праздновать Рождество. Незадолго до этого он сравнил «селесао» со стадом коз на дойке. Прошелся он и по Устричу, от души поиронизировав над его внешностью (Доривал был тучен и редко улыбался).

Нервы Авеланжа тоже не выдержали. Он уволил Моррейру, предложив пост тренера Салданье.

Бунтарь, оратор, коммунист

Салданье был 51 год, в Бразилии о нем ходили легенды. С шести лет Жоан промышлял контрабандой, помогая отцу перевозить оружие через границу Бразилии с Парагваем. В 17 он вступил в Коммунистическую партию и вскоре стал лидером ее студенческой организации. В 19 – впервые оказался на войне, правда, как журналист. Жоан освещал события японо-китайского конфликта, а также высадку в Нормандии. С фронта он вернулся в Рио пламенным троцкистом (хотя самого Троцкого уже не было в живых), но занялся не политикой, а спортивной журналистикой.

Дело в том, что в молодости Жоан играл в футбол. Он провел несколько сезонов в молодежке «Ботафого» и даже мелькал в составе основной команды. Правда, футболу Салданья предпочел журналистику. Был у него и опыт тренерской работы. В конце 50-х его, по стечению обстоятельств, назначили временным тренером «Ботафого». Салданья задержался на посту на два года, выиграв с командой чемпионат штата Рио-де-Жанейро-1957 (поверьте, на тот момент важнее турнира для «Ботафого» не было).

Сборную Салданья принял уже в 1969-м. Надо сказать, что Авеланж рисковал. Летом должен был состояться отбор на чемпионат мира, в котором Бразилии предстояло сыграть с Парагваем, Колумбией и Венесуэлой. Это тебе не товарищеские матчи и не Кубок Освалдо Круза. Тут нужен был результат, в противном случае «Избранные» рисковали пропустить первенство планеты.

Впрочем, уже первые товарищеские матчи развеяли все сомнения относительно серьезности намерений нового тренера. Салданья показал то, что обычно показывает Диего Симеоне после успешных матчей «Атлетико». Матч со сборной Перу на «Маракане» обернулся дракой. Началось все с жесткого стыка бразильца Жерсона и перуанца Де Ла Торре, а вылилось в один из жесточайших мордобоев в истории богатого на подобные разборки южноамериканского футбола.

Матч доиграли, Бразилия победила 3:2. Салданья после игры сказал, что вывел на поле не 11 барышень, а 11 хищников. Эта фраза обеспечила ему обожание болельщиков. Журналисты, и без того боявшиеся критиковать дерзкого коллегу, попрятали свои прытко пишущие перья. Бразильских сборников стали называть не иначе, как «одиннадцатью хищниками Жоана Салданьи».

13 побед подряд

Салданья не был великим тактиком. Он даже не претендовал на это высокое звание. Своим футболистам он говорил так: «Если вы понимаете, что мои идеи не работают, меняйте тактику и играйте, как знаете». При этом кое-какие новые приемы Жоан все же использовал. Пробовал играть в три центральных защитника, требовал от центральных хавбеков, чтобы те чаще смещались на фланги. Главная цель его преобразований состояла в том, чтобы дать как можно больше свободы в атаке.

А атака у Жоана была термоядерная. 29-летний Пеле находился на пике своего величия. Король футбола женился и обзавелся хозяйством, занялся монетизацией своего таланта и даже взялся за перо. Первая из автобиографий Пеле стала национальным бестселлером и резко увеличила количество грамотных людей в Бразилии. Люди стремились научиться читать, чтобы самостоятельно ознакомиться с биографией легенды. Все это не мешало Пеле играть в футбол. Он заматерел и стал мудрее, но не потерял фантастической скорости, которая была у него в 17 лет. Его прежние партнеры карьеру уже завершили. Гарринча потихоньку спивался в кабаках любимого Рио, Диди, поездив по Европе, устроился на работу в Перу, Марио Загалло уже вовсю тренировал. Теперь компанию Пеле составляли Жаирзиньо и Тостао.

Хищники Жоана перед матчем с Парагваем. Верхний ряд: Карлос Альберто, Жоел Камарго, Феликс, Джалма Диас, Пиацца, Рилдо. Нижний ряд: массажист Нокаут Джек, Жаирзиньо, Жерсон, Тостао, Пеле, Эду, массажист Америко.

Жаирзиньо играл на правом краю атаки и мало чем уступал Гарринче. Он конкурировал с ним сначала в «Ботафого», затем в сборной, и время от времени выигрывал конкуренцию. Выделялся он не только сумасшедшим дриблингом, но и удивительной изобретательностью. Жаирзиньо одним из первых в истории футбола стал вклиниваться в стенку соперника, чтобы при исполнении штрафного открыть в ней брешь. Работало безотказно.

Тостао был главным бразильским забивалой. Форвард «Крузейро» регулярно заколачивал дубли и хет-трики. При этом Тостао практически никогда не играл головой. На это у нападающего имелись свои причины. В 1968-м он получил тяжелейшее сотрясение мозга, следствием которого стало отслоение сетчатки глаза. Срочная операция, проведенная в США, спасла ему здоровье и карьеру, но риск рецидива был слишком велик. Тостао иногда появлялся на поле с повязкой на левом глазу и практически перестал вступать в верховые единоборства. Правда, это не делало его менее опасным даже при исполнении угловых. В 1969-м Тостао забил за сборную 14 голов в 13 матчах. Одним из лучших считается его гол в ворота Перу на чемпионате мира.

Салданья давал всем футболистам, за исключением защитников, полную игровую свободу. Поэтому в обороне он делал ставку на супернадежного и дисциплинированного Карлоса Алберто, а в средней линии предпочитал людей творческих – Жерсона и Дирсеу Лопеса. Дирсеу был у Салданьи чем-то вроде Леонардо да Винчи. Тренер верил в безграничный талант хавбека. А будущая легенда мирового футбола Ривелино часто оставался в запасе.

Итог всего этого был ошеломляющим: 13 побед подряд с общим счетом 50:9, фантастическая игра, новая вера болельщиков в Пеле, грандиозные ожидания от чемпионата мира, на который «селесао» отобрались без каких-либо проблем. Соперников по отбору бразильцы попросту не заметили. Шесть матчей, шесть побед, разница мячей 23:2, десять голов Тостао.

В отличие от Моррейры, Салданья не боялся товарищеских игр и готов был играть с кем угодно. Его команда разминалась на южноамериканских и бразильских клубах. В конце июля, за неделю до старта отбора, Авеланж предложил использовать старую схему, чтобы поберечь команду. Мол, давай выпустим против колумбийского «Мильонариоса» какой-нибудь очередной «Атлетико Минейро». Салданья бросил трубку.

Конфликты

Когда Жаирзиньо надевал темные очки, он становился очень похож на Джимми Хендрикса

Ударный 69-й закончился плохо. В последнем матче сборная Бразилии уступила команде штата Минас-Жейрас со счетом 1:2. Собственно, против «селесао» играл тот самый «Атлетико Минейро» во главе с тем самым Доривалом Книппелем. Устрич помнил жесткие отзывы Салданьи и не простил их «коллеге». «Атлетико» играл очень жестко, едва не покалечил Жаирзиньо, все чуть не кончилось дракой.

Салданья действительно стал для Бразилии абсолютно новым явлением. Нет, он не был выдающимся тренером. Если бы вам захотелось покритиковать его, вы открыли бы список матчей сборной Бразилии за 69-й год и обнаружили бы, что «селесао» побеждали в основном соперников, заметно уступавших им в классе. Справиться с ними можно было бы абсолютно при любом тренере.

Феномен Салданьи заключался в другом. Бескомпромиссный скандалист, пламенный оратор и истовый коммунист, публично хвалившийся дружбой с Раулем Кастро, стал символом независимости тренера от клубных боссов. Это не шутка. Президенты «Сантоса», «Фламенго» и «Крузейро» в 60-е годы решали в сборной Бразилии куда больше тренерского штаба. Моррейре диктовали состав, и он вынужден был соглашаться. Салданья слал «проклятых буржуев» куда подальше.

«Сборная Бразилии должна быть для нас как самба, когда каждый мальчишка знает припев наизусть», – повторял Салданья и упрямо выпускал на поле один и тот же состав, отказываясь давать шансы перспективным парням из Рио, Сан-Паулу и Белу-Оризонти. Болельщики его обожали, а вот число влиятельных врагов стремительно росло. Ходили слухи, что Салданья может не взять на чемпионат мира Пеле, из-за того, что у форварда возникли проблемы со зрением.

Эмилио Гаррастазу Медиси. Президент Бразилии в 1969-1975 годах

Среди врагов тренера оказался и президент Бразилии Эмилио Гаррастазу Медиси. Медиси был генералом, пятилетний период его правления считается пиком военной диктатуры. Президент придерживался ультраправых взглядов, проводил массовые аресты, говорил о расовой сегрегации, вводил смертную казнь за антиправительственную деятельность. За плакат на митинге человека вполне могли поставить к стенке.

Медиси тоже решил поучаствовать в формировании состава сборной Бразилии. Через Авеланжа и других посредников он требовал, чтобы Салданья соблюдал в сборной баланс между белыми и темнокожими. Кроме того, президент хотел, чтобы Салданья взял в сборную нападающего «Атлетико Минейро» Дада Маравильо. Жоан не сдавался. «Президент не спросил моего мнения, когда формировал правительство», – заявил он. Это было жесткое «нет».

Доривал Книппель, он же Устрич. Кстати, книппель – это пушечное ядро, придуманное для уничтожение корабельных снастей

Активировался и Доривал Книппель. После того, как его команда прервала победное шествие «селесао», акции Устрича пошли вверх. Его пригласили во «Фламенго». Доривал был уверен, что дни Салданьи в сборной сочтены, и метил на его место. Он стал критиковать тренера через СМИ. Дело едва не кончилось перестрелкой. Прочитав в газете интервью Устрича, Салданья прихватил револьвер и отправился на тренировку «Фламенго». Дальше информация разнится. То ли Салданья не застал Доривала на месте, то ли разговор все же состоялся. Сам Устрич утверждал, то Жоан размахивал перед его лицом револьвером и стрелял в воздух. История приобрела широкий резонанс, терпение Авеланжа лопнуло. Нужен был только повод для отставки.

14 марта Бразилия сыграла с командой «Бангу». Этот матч трудно даже считать официальным. Футболисты сборной вышли на поле в тренировочной форме. Итог – 1:1. Авеланж счел ничью достаточным поводом, чтобы уволить Салданью за неудовлетворительные результаты.

Известие об отставке Жоана едва не вызвало массовые беспорядки. Салданья, надо отдать ему должное, вышел из ситуации достойно. Он выступил с радиообращением, в котором призвал болельщиков сплотиться вокруг сборной и забыть о дрязгах. «Селесао» принял Марио Загалло. Он не взял на чемпионат мира Дирсеу Лопеса, отдав предпочтение Ривелино. Отказать президенту Загалло тоже не мог, так что Дада Маравилья поехал в Мексику и посмотрел все семь матчей сборной со скамейки запасных. Бразилия выиграла ЧМ-1970.

Устрич так больше никогда и не возглавил сборную Бразилии. Жоан Салданья вернулся в журналистику и проработал в ней еще долгих 20 лет. Он умер в 1990 году в Италии, куда приехал комментировать чемпионат мира по футболу.

Сократес курил по 2 пачки в день (даже на ЧМ), ленился есть и ввел в «Коринтиансе» демократию

Бразильцы больше не берут прозвища. А ведь это часть культуры – с отсылками к птицам, еде и Алену Делону

Бразильский бунтарь: отказывался стричься и бриться, играл с Пеле и Гарринчей и стал первым свободным агентом в истории

Фото: commons.wikimedia.org; arquivoestado.sp.gov.br; torcida.com

+3
Написать комментарий
Реклама 18+