Изучаем полеты вратарей: не больно падать даже на асфальт, теряют за тренировку до 4 кг, а техника Тер Стегена – за гранью

Прыжки вратарей – одно из самых магических и завораживающих явлений футбола. Ну вы поняли: крученый удар в девять, кошачий прыжок и вытянутая рука, переводящая мяч через перекладину. 

В полете вратарь полностью отрывается от земли где-то на полметра, а расстояние от точки прыжка до касания кисти с мячом может достигать 3,5 метра.

Глядя на эту красоту, всегда хотелось узнать: 

1. Сложно ли психологически заставить себя прыгнуть и упасть? 

2. Какие силы помогают сорваться и лететь? 

3. Неужели с такой высоты не больно падать? 

Эти вопросы Sports.ru задал тем, кто всю жизнь посвятил прыжкам и падениям – тренеру «Ростова» Виталию Кафанову, вратарю тульского «Арсенала» Артуру Нигматуллину и экс-голкиперу «Спартака» Сергею Чернышуку, который сейчас работает реабилитологом.

Если вас подкинуть к девятке, то все себе переломаете при приземлении

Вряд ли кого-то смутит просьба пробить по мячу, но если попросят встать в ворота и прыгнуть в угол, то это предложение никто не оценит. Прыжок и падение на твердую поверхность – не свойственны природе человека. 

«Нужно понимать, что это стресс для нервной системы, – говорит Сергей Чернышук. – Если простому человеку ударить в угол и сказать прыгать за мячом, ему будет непонятно, как себя заставить это сделать. Он задумается: «Как я упаду? Что потом будет?» В итоге он просто проводит удар взглядом, и это будет абсолютно нормальная реакция». 

Мир вратарей устроен совсем иначе. Они еще в детстве преодолевают общечеловеческий стресс от падений, а в дальнейшем просто его не испытывают. Киперы видят летящий мяч и без сомнений за ним срываются – на уровне инстинктов. 

«Если у простого человека в момент удара срабатывают мысли о самосохранении, то у вратарей срабатывают рефлексы, – объясняет Чернышук. – Они не думают, как прыгнуть, а просто прыгают. Для вратарей это обыденная работа – просто привычный сигнал мозга, который поступает ко всем системам. Чтобы достигнуть этого, нужны годы тренировок. Невозможно встать в ворота первый раз в жизни и сразу прыгнуть за мячом».  

Психологически обычного человека от прыжка в воротах останавливает неизвестность – он не знает, каким будет приземление на твердую поверхность. 

«Если простого человека подкинуть к девятке, то велика вероятность, что при приземлении он все себе переломает, – объясняет Sports.ru Виталий Кафанов. – Поэтому первое, чему учат детей в воротах, правильно падать. Не ловить мяч, не играть в футбол, а именно правильно падать. С годами это все происходит автоматически. Падение – это вообще самое простое для вратаря. Делают не задумываясь, а травм от этого почти не получают».

«Сломается ли обычный человек, если его запустить к девятке как Нойера или Тер Стегена? Да даже со стула можно упасть и все сломать, а тут с такой высоты падение, – говорит Чернышук. – Это для вратарей травка «Камп Ноу» кажется мягкой, а для неподготовленного – все равно жесткая поверхность».

Но почему именно вратари не травмируются? Ответ простой – нужно предельно четко группироваться. Если сделать что-то не так, то даже простой прыжок причинит боль. 

«Когда играл в Ашхабаде, там всегда было жесткое поле, – говорит Кафанов. – Хочешь не хочешь, а научишься правильно падать. Если вратарь приземляется правильно, то ему абсолютно не больно. Мы вратарям говорим так: если вы в чистой одежде вышли и правильно приземляетесь, то у вас бока будут черные, а живот и спина – чистые. Если вы неправильно упали, но на спине и животе будет грязь. Этим отличается правильное приземление от неправильного». 

 

«Высота не важна – может быть и минимальное падение, но при этом неудачно приземлишься на локоть или бедро, тогда будет больно, – говорит Sports.ru Артур Нигматуллин. – В «Волге» такое было: простое падение даже без прыжка, но плечо вылетело, выбыл на месяц».

У вратарей уплотняются те места, на которые они приземляются. Кафанов говорит, что спокойно упадет на асфальт 

 

Как же так получается, что вратарям не больно падать? Дело в способностях нашего организма – он может адаптироваться к внешним воздействиям. 

«У бойцов набиваются костяшки, а у вратарей места соприкосновения с поверхностью после падений, – объясняет Чернышук. – Это прежде всего локтевые суставы и бедра. В этих местах кожа и костная ткань уплотняется, становится более жесткой и менее чувствительной к ударной нагрузке. Когда я играл, у меня даже пятна были в тех местах, куда приземляюсь. Один синяк, сверху него второй, потом третий, так и набивалось. Организм понимает: у меня тут тонко, но каждый день получаю сюда ударную нагрузку. И, конечно же, сам эти места уплотняет».

«Да, все верно. Уплотняются те места, на которые приземляешься, – соглашается Кафанов. – Мне вот под 60, а до сих пор набита та часть на бедре, где гребень подвздошной кости (часть бедра чуть ниже пояса – Sports.ru). Это как мозоль на всю жизнь».

Про асфальт – не шутка. Если вратарь готов к удару, то можно безболезненно упасть на поверхность любой жесткости – даже без ссадин. 

«Могу за себя сказать: для меня не проблема, например, упасть на бок на асфальт, – говорит Кафанов. – Правильно сгруппируюсь – и будет не больно. Но если серьезно прыгать, то тут, конечно, уже будет больно. Думаю, нынешних вратарей не заставишь прыгать на асфальте. Это вот в Советском союзе на сборах было только гаревое поле, почти бетон. Но даже если бы современные вратари на такое прыгали, то приземлялись бы стелясь, а не падая. Есть такой стелящийся бросок (вратарь старается лететь строго параллельно земле, не взмывая резко вверх – Sports.ru)».

«Думаю, на любом полу спокойно сгруппируюсь и упаду так, что не больно будет, – говорит Нигматуллин. – Обычно больно, когда все резко происходит и ты не успеваешь подготовить прыжок и приземление. А тут ты заранее знаешь, как упасть, знаешь, что будет жестко, никто не торопит – конечно, спокойно сгруппируешься. Если, конечно, не с перекладины на пол лететь». 

Иногда говорят, что вратарь упал как мешок с 💩. Это лучшее определение неправильного приземления

Вы уже поняли, что правильная техника отрабатывается тысячами падений. Но есть несколько советов, которые направят в нужную сторону.  

1. Главное – приземляться волной, а не плюхаться всей тушей. 

«Сначала идет приземление на предплечье, потом на плечи, дальше на боковую поверхность корпуса и финально на бедро. Всем телом пластом падать ни в коем случае нельзя», – объясняет Чернышук.  

2. Техника приземления похожа на кувырок – их и используют для тренировок. 

«Нам в школе «Спартака» давали тренировки: ставили планку на высоте в метр, твоя задача толкнуться вперед и сделать полусальто. Сначала приземлиться на руки, потом на шею, дальше на спину – сделать как бы кувырок. Это было похоже на тренировку приземлений, на смягчение и развитие амортизации», – рассказывает Чернышук.

3. После ударов вблизи вратари бьются о газон как попало – просто нет времени группироваться.

Не всегда есть возможность правильно приземлиться. Иногда события развиваются так быстро, что вратарь не успевает правильно группироваться даже на рефлексах. В таких случаях можно сломаться хоть на идеальном газоне «Камп Ноу». Здесь помогают уже не вратарские инстинкты, а инстинкты самосохранения. 

«В борьбе первым делом учат правильно падать и рукой себя страховать, – рассказывает Чернышук. – Я в свое время смотрел бой Федора [Емельяненко] против Рэндлмана. Рэндлман поднял Федю и бросил с высоты собственного роста в пол головой вниз. После такого человек может не выжить вообще. А когда смотрел повторы, то увидел, что Федя успел выставить руку, шлепнуть по настилу и погасил основную инерцию от падения, а только потом уже на голову приземлился». 

Тер Стеген и Нойер умеют прыгать по-особому. Так может очень мало кто даже среди профессионалов

Полеты вратарей – почти наука, которую изучают уже более 30 лет. Первое внятное исследование о прыжках вратарей опубликовали японские ученые в 1987-м, а одно из самых свежих провели ученые факультета исследования человеческого движения Амстердамского свободного университета. Они пригласили десять вратарей уровня Эредивизи, обвешали ворота шариками и по световому сигналу просили вратарей прыгать разным по углам. В исследовании много научных терминов, сложных формул и графиков, но есть кое-что интересное. 

• Среднее время реакции кипера – 0,00211 секунды. 

• Механика прыжка у всех такая: сначала широкий шаг в сторону мяча, потом подшагивание дальной ногой, а дальше толчок ближней ногой и прыжок.

• Анализируя кинематику прыжка, ученые выяснили: дальняя нога вносила большой импульс в прыжок, чем ближняя. Все потому, что перед отталкиванием она находится на земле в среднем дольше, чем ближняя: 0,00480 секунды против 0,004. Получается, дальняя нога нужна не для ходьбы, а дает серьезнейший импульс прыжку. 

Попробуем разобрать на примере одного фантастического сэйва кипера сборной Англии Пикфорда в матче 1/8 финала ЧМ против Колумбии. Все его хвалят за сэйвы в серии пенальти, но ярчайший трюк он совершил еще в основное время, вытащив из угла дальний удар. 

Давайте посмотрим в движении. 

Перед прыжком Пикфорд делает два шага, ключевое движение (если верить теории ученых из Амстердама) – правой ногой перед самым прыжком, хотя сам полет начинается с левой. Вытягивание мяча рукой, конечно, впечатляет, но все главную работу здесь проделали ноги.

В интервью Sports.ru тренер вратарей «Локомотива» Заур Хапов рассказывал, что они внимательно следят за техникой прыжка Тер Стегена. Немец при прыжках не делает шаг в сторону (как большинство вратарей), а взлетает прямо с места.

«Надо понимать: бросок и прыжок – разные вещи, – объясняет Кафанов. – Бросок – когда вратарь срывается с места, прыжок – когда с шага или разбега. Бросок нужен, когда нет возможности разогнаться, когда удар с близкого расстояния. Если мяч идет с более дальней дистанции, то здесь уже нужен прыжок – вратарь успевает шаг сделать. Что касается Тер Стегена или Нойера, то их прыжок выглядит так. Они стоят в стойке, потом делают припрыжку, ноги ставят шире, из этой стойки взлетают и долетают до штанги. У них нет необходимости делать шаг, они и так достают до угла. Для этого нужны сильные мышцы голеностопа».   

«С шага или подшага ты сильнее толкаешься и проще долететь дальше, – говорит Чернышук. – Нас в «Спартаке» учили, что с места прыгать не стоит. Тер Стеген так делает, потому что позволяют физические данные, а еще он правильно занимает позицию, чтобы долететь с места. Акинфеев тоже с места иногда толкается. Думаю, нет правильной тактики, она у всех индивидуальна. Тер Стегену позволяет уровень и физика, у других может быть с его техникой проблема». 

«Бросок тренируем так: стоим на коленях, тренер разбегается, а когда готовится ударить по мячу, ты должен резко вскочить на ноги и сделать прыжок, – говорит Нигматуллин. – Пять-шесть таких повторений – дальше пауза, это крайне сложная работа. Такое упражнение делает Нойер, например. Это помогает особенно в Лиге чемпионов, где играют мячом, который быстрее летит. Как лучше прыгать, с места или с подшага, момент дискуссионный. Но если так прыгает один из лучших вратарей мира, что-то в этом есть».

«Есть вратари, которые без шага в принципе не долетают до угла, – объясняет Кафанов. – Это легко проверить: вратарь встает в центр ворот, а я держу мяч у штанги на уровне головы. И с места не все достают, большинство только с шага. Чтобы тренировать взрыв, нужны упражнения для голеностопа – скакалка, перепрыгивание маленьких барьеров, запрыгивание на ступени. Все что связано с отталкиванием от земли».

Если вы вдруг сейчас пошли прыгать на скакалке и готовитесь повторить прыжок Тер Стегена, то лучше сразу оставьте эту затею.

«Если в детстве не заложено, то тут уже только до определенного уровня можно довести, – резюмирует Кафанов. – Научить взрослого вратаря долетать с места до штанги почти невозможно. В прыгучести сложно прибавлять в зрелом возрасте. Состоявшиеся вратари сколько угодно могут прыгать, но если прыгучесть не очень развита, то научить их прыгать как Тер Стеген и Нойер не получится – есть уже потолок».

За тренировку вратари падают сотни раз и сбрасывают до 4 кг. От этого страдают внутренние органы – особенно почки, печень и селезенка 

В игре вратари двигаются меньше всех, но их тренировки – настоящий кроссфит. Считается даже, что киперы функционально готовы на 10% лучше полевых.

«Просто попробуйте постоянно ложиться и вставать хотя бы 10 минут – станет понятно, что такое тренировка вратарей, – говорит Чернышук. – После вратарских тренировок в «Спартаке» мог сбрасывать до 4 килограммов. Выходит, конечно, вода, но все же впечатляло».

«Да, из-за падений тренировки вратарей очень энергозатратны, – соглашается Нигматуллин. – У меня уходит по 2 килограмма, а вот вратарь Игорь Кот в «Урале» вообще по 4 кг сбрасывал. Показывает вес перед тренировкой и после – мощнейше! Хотя делали одно и то же».

Правда, бесконечные падения в итоге очень отрицательно сказываются на внутренних органах – они отбиваются.

«Любое приземление – это сотрясение почек, печени и селезенки, – говорит Чернышук. – Для их защиты очень важно иметь сильные мышцы кора. Грубо говоря те мышцы, которые соединяют торс с ногами. Брюшной пресс, мышцы живота, мышцы спины – если они крепкие, то ущерб от падений будет ниже. 

Футболисты каждый день гробят свое здоровье. Нагрузки, которыми они себя подвергают, ненормальны для человека. Это все идет во вред, а не на пользу – пусть во время карьеры они такие подтянутые и красивые. Часто на пике нагрузок футболисты очень уязвимы для вирусов, потому что все внутренние резервы направлены на обмен веществ, а иммунитет страдает. 

К нам в клинику приходят 23-летние ребята из ПФЛ, а у них колени плохо разгибаются. Смотрим МРТ – там колено уже как у 40-летнего мужика. Пока идут ежедневные нагрузки, за счет мышц все это все поддерживается в тонусе и в хорошей форме. Как только стабильные тренировки уходят и мышцы ослабляются, сразу всплывают все эти тренировки на износ, которые разрушали здоровье человека.  

Выход один – продолжать заниматься, как Зе Роберто и Зеедорф».

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, Владимир Федоренко, Алексей Филиппов, Александр Вильф; FIFATV; youtube.com/LaLiga Santander; vk.com/fcrostov; vk.com/pfcarsenaltula; globallookpress.com/Matthias Balk/dpa, TEAM, imago sportfotodienst; instagram.com/zr11; Gettyimages.ru/Alex Morton, Clive Rose, Alex Grimm/Bongarts

Мы узнали, как отбивать пенальти: гадать, смотреть на разбег и унижать бьющего

Де Хеа воровал пончики, Бартез мочился на поле, Левенец пропал. Почему вратари такие странные?

+26
Реклама 18+
Популярные комментарии
rammstein
+12
Спасибо автору за материал. Но почему нет техники полетов Гутора?)
Сергей Карчавец
+8
Полеты Гутора изящны, как полёты вниз маслом бутера
Ответ на комментарий rammstein
Спасибо автору за материал. Но почему нет техники полетов Гутора?)
чиполино
+5
Алесь ізноў шукае і знаходзіць самыя цікавыя тэксты.
Шчыра дзякую!
Написать комментарий 10 комментариев
Реклама 18+