Клерфонтен сделал французский футбол великим. Здесь готовят суперзвезд (Анри, Анелька, Мбаппе) и талант ценят выше тактики

Мотор!

Черный квадрат сменяется насыщенными цветами французского пейзажа.

Камера наезжает на огромную зеленую равнину, в центре которой раскинулся комплекс из нескольких зданий, и выхватывает внутренние помещения, поля, лица игроков.

За кадром звучит уверенный мужской голос:

«Мы с гордостью представляем национальный футбольный центр Клерфонтен –  лучшую академию Франции и мира.

К услугам наших воспитанников суперсовременная лаборатория, 17 полей с натуральным покрытием, лучшие французские тренеры. 

Клерфонтен разработал уникальную систему, которая позволяет ученикам достигать самых больших высот. Мы воспитали таких уникальных игроков, как Тьерри Анри, Николя Анелька, Килиан Мбаппе, которые выиграли для Франции….»

Стоп-стоп-стоп.

Кажется, мы это уже где-то слышали.

Все тексты про футбольные академии более-менее одинаковые: они заманивают громкими именами воспитанников в заголовке, а потом вы читаете скучные факты про количество полей, уникальные методики и необыкновенных тренеров.

Мы учли это, и сегодня расскажем про академию, которая действительно отличается от других.

Французский Клерфонтен ставит сверхзадачу – распознать в 13-летних пацанах будущих (не просто игроков) лидеров сборной, запереть их на три года в замке посреди леса и обучить профессии суперзвезды.

Хайлайты:

• У Клерфонтена уникальная специализация – академия охотится только за будущими суперзвездами;

• Еще недавно в академии были слишком жесткие требования – директор признался, что 10 лет назад Мбаппе не прошел бы отбор;

• Анри чуть не отчислили из Клерфонтена за проблемы с учебой;

• В академии целый год ставят только технику (из-за этого Анелька чуть не ушел, а потом обалдел от результата);

• Клерфонтен вдохновил другие страны: похожие академии появились в Англии, Бельгии и Турции.

Клерфонтен придумал румынский тренер из «Аякса», когда сборная Франции тонула в кризисе

Большинство знает тренера Штефана Ковача по шумной работе в «Аяксе»: румын заменил Ринуса Михелса и дважды подряд выиграл Кубок европейских чемпионов. В 1973-м на волне успеха Ковач возглавил сборную Франции.

У французов к тому времени была куда менее успешная история. После двух относительно удачных турниров – ЧМ-1958 (бронза) и домашнего Евро-1960 (четвертое место) – наступила кошмарная полоса. Ушло великое поколение Жюста Фонтена и Робера Жонке, а Платини еще не созрел. Без помощи суперзвезд Франция пролетела мимо трех чемпионатов мира (1962, 1970, 1974) и пяти подряд Евро. Где-то посередине этого ужаса спасать ситуацию позвали Ковача.

Вместе со сварливым характером и портретом Кройффа Ковач принес идею спасения французского футбола: необходимо культивировать и оттачивать индивидуальные таланты, чтобы они сияли на благо коллектива. Сейчас, в эпоху техничных эгоцентристов, это логично, но в 70-х во Франции тренировали по-другому: никто не заморачивался над развитием индивидуальных навыков, игрока старались научить базовому минимуму и скорее выпустить на поле.

Ковач захотел создать академию для самых талантливых игроков. Румын заразил идеей главу федерации футбола Франции Фернана Састра, и тот протолкнул концепцию футбольного центра.

Строительство началось в начале 80-х (несколько лет ушло на поиск идеального участка земли – нашли под Парижем) и закончилось только в 1988-м: к этому моменту Ковач вернулся в Румынию, Састр ушел в отставку, а Франция выиграла чемпионат Европы с преемником Ковача Мишелем Идальго. Но академия не осталась без внимания: в июне того же года президент Франции Франсуа Миттеран придал Клерфортену статус национального центра, а федерация футбола взяла на себя патронаж и финансирование.

В 1998-м Састр умер, и Клерфонтен увековечил создателя, став Национальным футбольным центром Фернана Састра. 

Уникальность Клерфонтена начинается с эстетики: везде величие и память о лучших выпускниках

Академия расположена в долине Шевруз, что в лесу Рамбуйе. Париж примерно в 60 километрах. Неподалеку дома очень состоятельных семей – Луи Витона и Ротшильда, – но густой лес создает ощущение полной изоляции. «Мы застряли посреди чертова никогде», – шутил Луи Саа, один из воспитанников Клерфонтена. 

Национальный центр занимает просторный замок. Так задумал еще Састр: «Мы со Штефаном представляли, что великие игроки должны жить в великом здании. Мы не могли построить что-то обыкновенное».

О величии рассказывает каждая деталь: перед входом на территорию сияет гигантская статуя Кубка мира, приблизившись к замку мы заметим крупные буквы на прямоугольной бронзовой табличке: «Спасибо за два незабываемых года». Это благодарность от Мбаппе.

Пройдя в холл, увидим остальных – на стене огромные фотографии Анелька, Анри, Галласа, Абу Диаби, Жиру, Бенатиа, Геррейру. Рядом с каждой фотографией газетные вырезки – в академии следят за воспитанниками.

С 1998-го в Клерфонтен перед играми и турнирами заселяется сборная Франции, поэтому замок упакован всем необходимым: столами для пинг-понга (обожает Погба), настольным футболом (специально для Дебюши) и комнатой с приставками (сразу для всех). Здесь всегда заботились об игроках: в 1998-м во время домашнего чемпионата мира Зидан ушел из Клерфонтена в самоволку подстричься (sic!) – после этого академия наняла парикмахера.

Содержание Клерфонтена обходится в семь миллионов евро в год. Большую часть компенсирует федерация футбола Франции, но академия старается зарабатывать и сама: проводит конференции, сдает в аренду помещения и поля другим командам, становится временной базой для мужской и женской сборных Франции всех возрастов.

Территория национального центра настолько гигантская (56 гектаров), что вся эта деятельность не мешает главной цели – воспитанию суперталантов.

Попасть в Клерфонтен сложнее, чем в Хогвартс: принимают 22 человека в год, не прошли Варан, Канте и Марсьяль

Последние 15-20 лет Клерфонтен – самая статусная академия Франции, куда мечтают попасть все. Так считал и 14-летний Килиан Мбаппе: «Моя цель – «Реал». Лучше целиться в луну, ведь при худшем раскладе ты попадешь в облака. Для учеников Клерфонтена такие высокие мечты становятся реальностью».

Но желающих попасть в Клерфонтен ждет сложная многоуровневая селекция.

• Первое требование – к отбору допускаются дети не старше 13. «До 16 лет игроки как глина, их можно научить почти всему. После 16 игроки прогрессируют в лучшем случае на 20%», – объясняет Жерар Улье в интервью The Telegraph (в 90-х он работал в федерации футбола и курировал Клерфонтен). 

«Мы специалисты на этом конкретном этапе. Мы делаем их умными, заставляем их думать», – уточняет директор Клерфонтена Жан-Клод Лефар.

Академия не сразу пришла к идеальному возрастному порогу – первые годы в школу брали c 15 лет, но в 1992-м порог снизили. Очень удачно – в первый же год выловили 13-летнего Тьерри Анри.

В центр принимаются дети с французским гражданством, живущие в округе Иль-де-Франс – он охватывает Париж и ближайший пригород (около 13 миллионов жителей).

Игроков ждет гигантский конкурс.

У Клерфонтена вертикальная иерархия: на вершине национальный технический директор, ему помогают семь или восемь национальных тренеров, а у них есть региональные технические советники – они курируют маленькие школы по всему региону Иль-де-Франс. 

Ребенок может стать кандидатом в Клерфонтен только по рекомендации регионального советника. Отбор длится полгода: октябре игроки проходят испытания в своих городах, в декабре лучшие едут в окружные центры и сражаются там, а в марте, на пасхальные каникулы, около сотни приезжают на финальный раунд в Клерфонтен. На каждом этапе испытания одинаковые: игроки проходят тесты на технику и силу, а затем играют двусторонку. В итоге из пяти тысяч игроков выбирают 22 лучших (18 полевых + 4 голкипера).

Раньше Клерфонтен выдвигал жесткие требования: в академии ценили маленьких халков – рослых, быстрых, мощных, без проблем со здоровьем. Вполне вписывается в фабулу «готовим будущих лидеров для Франции», но из-за такого прямолинейного подхода академия упускала талантливые отклонения от нормы – на просмотре зарубили Канте (слишком мелкий), Марсьяля (чувствовали, что парень перейдет в «МЮ» и лучше не тратить время) и даже Варана (в юности мучился с травмами).

Со временем Клерфонтен чуть смягчил требования: академия все так же ищет самых талантливых, но готова ради перспективы прощать им физические слабости. «Теперь мы стараемся смотреть на то, каким игрок станет через несколько лет, – рассказывал Жан-Клод Лефар в 2018-м. – Некоторым нужно больше времени. Например, Мбаппе: физически он развивался медленнее остальных, десять лет назад мы бы его не взяли».

Клерфонтен – это интернат, дети живут там всю неделю. Отец Анри не выдерживал и прибегал следить за сыном

Испытания начинаются в момент, когда горстка испуганных 13-летних новичков приезжает в замок. От привычного мира родителей и друзей детства их отделяет толстый забор. Рядом – еще два десятка таких же суперталантов. Теперь каждый из них не лучший, а просто один из. Чтобы усилить это ощущение и спустить пацанов на землю, первый месяц тренеры специально не обращаются к ним по именам и делают вид, что не отличают их друг от друга.

Хочешь снова стать лучшим? Заслужи.

Академия работает как интернат: пять дней в неделю игроки живут в Клерфонтене, а на выходные едут домой – провести время с семьей и сыграть за свои местные команды.

Некоторые родители справляются с разлукой даже тяжелее, чем их дети. На территорию Клерфонтена нельзя попасть просто так – она окружена двухметровым забором, а по периметру расставлена круглосуточная охрана. Это не останавливало отца Тьерри Анри: еще до академии Тони постоянно опекал сына и был уверен, что только он знает, как нужно развиваться Тьерри. По вечерам мужчина ловко пробирался через забор Клерфонтена, зигзагами бежал до поля и высматривал Тьерри среди тренирующихся игроков. Полчаса наблюдений, и Тони убегал. Дальше градус безумия возрастал: из дома Тони звонил в академию и давал тренерам советы по итогам вечерней тренировки. Сначала работникам это казалось забавным, а потом начало бесить.

«У него напрочь отсутствовало чувство уважения к людям, – вспоминает тренер Клерфонтена Кристиан Дамиано. – Он много говорил, часто нес полную ерунду. Тьерри очень страдал от этого. Я попросил Тони держаться от сына подальше. Я хотел работать в спокойной обстановке».

Пары месяцев хватило, чтобы Тони убедился в эффективности занятий и свернул вылазки. 

Подход к тренировкам делает Клерфонтен великим – здесь ставят лучшую технику (посмотрите на Анри) и учат думать

Параллельно пацанам приходится вкалывать на учебе – каждый день они ездят в колледж Рубайе. С понедельника по пятницу игроки живут по строгому графику: подъем в 7 утра, через полтора часа сбор в классных комнатах, занятия до 12:00, обед, затем снова уроки до 15.30, час отдыха – и только тогда начинаются тренировки.

В Клерфонтене очень серьезно относятся к успеваемости, и это не шутки – из-за плохой учебы Анри был в миллиметрах от отчисления. 

«Я был настоящим бандитом в классе, – описывал Тьерри себя 13-летнего. – Я даже вопроса себе такого не задавал – есть у меня уроки на сегодня или нет. Но чтобы остаться, я должен был подчиняться. Тренеры помогли мне: меня хотели отчислить, но Андре Меррелль (тренер в Клерфонтене с 1984 по 2010 гг – Sports.ru) поручился, что я возьмусь за учебу».

В отличие от многих других школ,  в Клерфонтене тренируются ежедневно. Уже стала легендарной история о том, как главный тренер «Ливерпуля» Жерар Улье пришел в клубную академию посмотреть на новых джеррардов. Мужчина взглянул на расписание пацанов и обомлел.

«Ребята из академии «Ливерпуля» тренируются по 4,5 часа в неделю, – говорит Андре Меррелль. – Мои ребята проводят на поле по 10 часов в неделю. То есть расписание занятий основы «красных» – это то же самое, что позволяет себе любительский клуб в Париже».

Тренировки тоже устроены по-особенному: прежде чем перейти к двусторонкам, игроки до совершенства оттачивают технику.

Первый год: акцент на индивидуальных навыках – развитие дриблинга, нерабочей ноги, умения пасовать, скорости мышления.

В этот год особенно развивают технику – неудивительно, что Клерфонтен выпустил столько грандиозных форвардов.

«Это было очень выматывающе, – вспоминал Анелька в интервью L’Equipe. – Три тренера по полтора часа отрабатывали с нами футбольную технику. И только с 18:00 мы могли полчаса поиграть с мячом как обычные дети.

Сначала это очень раздражало, я даже подумывал уехать. Но наш тренер Андре Меллер сказал мне: «Подожди, Николя. Ты увидишь, как эти тренировки изменят твою игру». Через несколько месяцев я приехал домой сыграть за «Траппес» и понял, что я самый техничный парень на поле. Был ли я таким до Клерфонтена? О, нет».

Эффект от клерфонтеновских занятий признал даже отец Анри (а ему точно можно верить) в биографии «Одинокий на вершине»: «Тьерри прогрессировал так быстро благодаря Клерфонтену. Именно там его обучили необходимым техническим приемам, которые привели его на вершину».

Второй год: переход к играм в усеченном формате – 2x2, 3x3 и 4x4. В Клерфонтене уверены, что в 13-14 лет игроки не могут думать за пределами таких масштабов.

Третий год: только тут переходят к играм в полных составах.

К финалу игроки становятся техничными и быстрыми универсалами, которые умеют играть в любой схеме. Обучение настолько комплексное и мощное, что после выпуска 16-летние парни уже могут играть в клубах Лиги 1. Так рано стартуют не все выпускники, но многие: Мбаппе дебютировал в 16, Анри, Бен Арфа – в 17, Галлас дотянул до 18.

Многие страны используют совсем другой подход: в той же Англии и близко не заморачивались так над техникой (про количество тренировок мы уже прочитали), а Ла Масия просто живет по другим принципам.

«Академия «Барселоны» использует один и тот же способ паса и движения, но меньше внимания уделяет скорости игры, – пишет Майл Кокс. – Они рекомендуют игрокам притормозить и дождаться момента, прежде чем пасовать. Французская система заставляет молодежь думать и играть быстрее. Это объясняет, почему игроки из Лиги 1 легче адаптируются к высокому темпу АПЛ, чем их испанские ровесники».

В Клерфонтене на каждого воспитанника заводят досье (чтобы лучше знать особенности), тренерам запрещено кричать

Тренеры стараются узнать все об учениках, чтобы сделать их еще сильнее.

Раз в две недели игроков загоняют на тестирование: проверяют физику, психологию, ментальное состояние, даже аппетит. Благодаря этому тренеры понимают, как нужно разговаривать с игроками, когда давать отдых и какие индивидуальные упражнения принесут лучший результат.

Особенно любопытно ментальное тестирование. Клерфонтен охраняет секреты, но известно, что с игроками еженедельно работает психолог (специализируется именно на подростках) – скорее всего, он и проводит тексты.

Такая практика реально полезна и помогает найти подход к сложным характерам. Это подтверждают воспоминания психолога Клерфонтена Андре Риццо: «Анелька обладал сложным психотипом, и мы выяснили это в первый же месяц. Мы составили для тренеров специальную памятку с рекомендациями – благодаря ней мы нашли контакт с Николя». 

Полученная информация попадает в персональное досье. Такое есть у каждого воспитанника, тренеры заполняют его все три года. А когда учеба заканчивается, Клерфонтен отправляет досье в новый клуб.

Тренерам предписано деликатно относиться к будущим суперзвездам: советы должны быть точными и эффективными, кричать и грубить запрещено. Важно, что пацаны не превращаются в маленьких оборзевших лебрончиков. Это подтверждают воспоминания Анелька:

«Однажды во время паузы на тренировке я громко засмеялся над шуткой Вилли (Вильяма Галласа – Sports.ru). Секунда – и надо мной навис тренер: «Пять кругов вокруг поля, Николя». Все очень вежливо, но ты не забываешь о субординации».

Клерфонтен воспитывает игроков еще и для Алжира с Португалией. В 2010-м у академии требовали запретить воспитанникам иметь двойное гражданство

Академия надеется, что 75 процентов учеников станут игроками сборной. Сразу после выпуска контракты с профессиональными клубами подписывают 6-7 человек из 22. Но даже в cовершенном инкубаторе не все вылупляются звездами. 

За выпускниками Клерфонтена охотятся по всей Европе, что скорее плохо. Не проблема, когда игрок уходит во французскую академию (тот же Мбаппе не завершил учебу и ушел в «Монако» после второго курса), но в других странах не прислушиваются к рекомендациям из досье Клерфонтена. Канонический пример – алжирский полузащитник Мурад Меньи, который перед третьим курсом уехал в «Болонью». В Италии он затерялся и со временем окончательно потух (играл в Катаре и Алжире), хотя в Клерфонтене его сравнивали, простите, с Зиданом.

И все же Клерфонтен запустил карьеры примерно десяти очень больших игроков.

 

Воспитанники Клерфонтена очень мощно вложились в величие Франции: на ЧМ-1998 помог Анри, на Евро-2000 – Анри и Анелька, в 2006-м подключился Галлас, а в 2018-м – Ареоля, Матюиди, Мбаппе и Жиру (мелочи вроде Кубка Конфедераций даже не считаем).

Легко заметить, что не все выпускники Клерфонтена сражаются за Францию: Геррейру с Португалией выиграл Евро-2016, а Бенатия помогает Марокко. 

Работа Клерфонтена на два лагеря никого не беспокоила (только иногда возникали радикалы вроде Мари ле Пен), но в 2008-м Франция кошмарно сыграла на Евро, а через два года провалилась на чемпионате мира – в стране началась охота на ведьм, и Клерфонтену тоже мощно досталось. «Со всех сторон говорили: «Они воспитывают игроков для Алжира», – вспоминает Жан-Клод Лефар. – В академию присылали гневные письма. Какое-то время мы даже размышляли о запрете на учеников с двойным гражданством. Но в итоге обошлось».

Клерфонтен перевернул подготовку молодежи во Франции, аналогичные академии построили в Англии и Бельгии

Вы уже готовы спуститься в комментарии с гневным: «Спортс, ваша «гениальная» академия подготовила всего пять суперзвезд!» 

Справедливо, но есть два момента:

• Анри, Мбаппе, Анелька, Галлас – это все равно больше суперзвезд, чем у любой другой французской школы (особенно в пересчете на 22 человека в год)

• Академия выполняет еще одну важную функцию – идеологическую. Клерфонтен создал новую матрицу для французского футбола.

Если в начале 90-х к вектору академии относились с недоверием, то после Анри, Анелька и Кубка мира-1998 Клерфонтен обрел культовый статус – многие французские тренеры поехали в пригород Парижа овладеть Тайным Знанием. На восприятие повлияли даже не сами трофеи, а то, в каком стиле их выиграли. Сборная Франции в этот период олицетворяла принцип Клерфонтена: доминировали яркие индивидуальности, которые сияли безупречной техникой.

«Все тренеры профессиональных клубов Франции проходят через Клерфонтен. Они слушают семинары наших специалистов, дискутируют. За эти годы мы убедили их в нашей философии. Мы стремимся распространить нашу философию во всех академиях Франции. Со временем это случится, и необходимость в Клерфонтене исчезнет», – размышляет Жан-Клод Лефар.

И это постепенно происходит: если раньше Клерфонтен  торчал как одинокая сосна, то сейчас его философию разделяет большинство французских школ. Логично, что со временем это повлияло на вектор развития игроков. Франция стала фабрикой по производству универсальных техничных форвардов: Обамеянг, Ляказетт, Мбаппе, Бензема, Коман, Бен-Йеддер, Мусса Дембеле, Неудачный Дембеле, даже Жиру (вспомните его пасы в эру Венгера). 

Французский футбол переживает ренессанс: с 1998-го у сборной четыре финала международных турниров (даже у Испании только три) – устойчивость на длинном отрезке говорит не о гениальном поколении, а о системном подходе. Тут точно сошлось много факторов (от консолидации сборных всех возрастов к единому стилю после провала в 2010-м до конкурентной генетики детей эмигрантов), но люди, которые изучают французский футбол намного глубже меня, называют Клерфонтен одним из ключевых. «Франция превосходна на международных турнирах, потому что они первыми начали следовать принципу «талант больше, чем тактика». Это заставило другие страны пересмотреть подготовку молодых игроков», – пишет Майкл Кокс.

Клерфонтен вдохновил и другие страны – у академии появились почитатели, а затем и подражатели. В начале нулевых делегация из Англии приехала изучать Клерфонтен, чтобы спустя 10 лет запустить национальный центр Парк святого Георгия (The Guardian назвал его «Наш собственный Клерфонтен»). Похожие национальные центры сделали в Турции, Бельгии и, неожиданно, Литве.

***

....январь 1982-го. Счастливый Фернан Састр в окружении журналистов позирует на фоне бескрайней долины Шевруз. Только что он объявил о начале строительства Клерфонтена, и в честь этого посадил на территории дуб. «Надеюсь, мы построим школу быстрее, чем он вырастет», – шутит Састр.

Совсем рядом позирует Штефан Ковач, специально приехавший из Румынии. Жаждущие перемен журналисты France Football спросили у него, когда новый центр поможет Франции возродиться. «С хорошей академией мы сможем сделать добротную национальную команду за 8-10 лет», – обнадежил румын.

Времени потребовалось чуть больше, но Клерфонтен все-таки вознес Францию на вершину.

 Фото: wikipedia.orgcnf-clairefontaine.com; Facebook/Yannick Yvin; imago sportfotodienst

+9
Реклама 18+
Популярные комментарии
Nikita Vaskovich
0
Просто Хогвартс какой-то)
Написать комментарий
Реклама 18+