«Мне не будут забивать после каждого броска». Каково быть экстренным голкипером команды НХЛ

«Хоккейный уголок» переводит историю голкипера Сантино Васкеса, который всегда готов прийти на выручку любому клубу НХЛ.

Вратарь падает. Игра останавливается и тренер выбегает на лед. Все трибуны замирают. И раздается клич: «Помогите! Среди присутствующих есть вратарь?!».

… Хорошо, все происходит не совсем так. Но именно такое впечатление складывается, когда ты являешься экстренным голкипером команды НХЛ и неожиданно получаешь приглашение на матч. 

По правилам лиги каждая команда должна иметь экстренного голкипера на случай, если хозяевам или гостям потребуется страж ворот. И я являюсь таким человеком для «Миннесоты». И недавно мне поступил звонок, который превратил обычный вечер четверга в событие, которое я буду помнить, наверное, до конца своих дней.

Я почувствовал, как в кармане вибрирует телефон. Это был Гризз. Его настоящее имя Ник, но все называют его «Гризз», так как он здоровый, словно медведь. Когда-то мы вместе играли в хоккей, когда еще росли в Сент-Поле, а сейчас мне предстояло отправиться к нему в гости, чтобы оценить последнюю порцию его домашнего пива и посмотреть игру «Уайлд». В город приехали «Рейнджерс».

«Эй, – поинтересовался он, – ты все еще собираешься ко мне?».

Я вратарь по профессии. Играл на полупрофессиональном уровне в Чехии и провел пару сезонов в колледже. Но сейчас чаще всего просто тренирую. Я опаздывал к Гриззу, так как занимался с парочкой подопечных.

«Да, я приеду, – подтвердил я. – Мне просто нужно заскочить домой, и я прибуду».

Я забежал домой, бросил защиту и шлем на батарею, чтобы просушить, и включил телевизор. Игра «Уайлд» уже началась. Я успел только усесться на диван, когда Антти Раанте, который в тот вечер вышел в основе «Рейнджерс», чтобы дать передохнуть Хенрику Лундквисту, в голову угодил мощный щелчок. После начала первого периода прошло всего чуть больше 6 минут, а Раанта уже был вынужден покинуть лед, оставив «Рейнджерс» лишь с одним дееспособным вратарем – Хэнком.

Из всего персонала «Миннесоты» я хорошо знаю лишь Кирка Олсона, который отвечает за физподготовку игроков. Перед стартом сезона он позвонил мне и поинтересовался, соглашусь ли я стать экстренным голкипером «дикарей». Таким образом, я получал мизерный шанс, что, если какая-то команда разом лишится двух вратарей, то потенциально я смогу выйти на лед в матче НХЛ, моя мечта сбудется.

Так что, конечно, я согласился.

С тех пор это стало предметом непрекращающихся шуток для моих друзей. Вроде: «Ты уверен, что сможешь прийти сегодня? А что если позвонят «Уайлд»?». Или: «В экстренных ситуациях звоните Тино!». Это просто подколы. Они не направлены на то, чтобы задеть или обидеть. Просто подтруниваем друг над другом.

Сидя на диване и наблюдая за падением Раанты, я вспомнил все эти шутки. Ты должен быть готов! Казалось, они находятся со мной в одной комнате. Ты никогда не знаешь! Я слышал их голоса в своей голове. Сегодня может быть именно тот вечер!

И вдруг я почувствовал, как в кармане вибрирует телефон.

Кирк.

«Эй, Тино. Что делаешь?» – «Сижу и смотрю игру». – «Как быстро ты сможешь собраться?» – «Мигом бегу».

Я старался говорить спокойно, но внутри у меня все клокотало. Сегодня тот самый вечер.

Я схватил форму, шлем, затолкал их в сумку, влез в один из своих костюмов, кинул сумку в багажник машины и помчался. Я живу всего в паре миль от Xcel Center, так что уже минут через 10-12 я подъезжал к парковке для игроков. Парковщики – Рик и Джо – мои приятели. Мы вместе играем в софтбол.

Все мы: я, Рик, Джо, Гризз – живем в районе, который называется Вест-Сайд. В Вест-Сайде все друг друга знают. Это тесная община. Так что когда Рик и Джо увидели меня, то сразу стали подкалывать: «Что ты здесь делаешь?».

Но у меня не было на это времени. Я лишь рассмеялся, припарковал машину, схватил сумку, забежал в помещение и стал ждать, что кто-то проведет меня в раздевалку.

Рядом с гостевой раздевалкой Xcel Center расположено маленькое подсобное помещение. Там меня и посадили. Внутри был телевизор. Игра продолжалась. Шла вторая минута второго периода, когда я добрался туда. В воротах был Хэнк. Неожиданно кто-то заглянул ко мне и спросил: «Ты не мог бы переодеться в форму, на всякий случай?». Так что я переоблачился и сделал стандартную предыгровую растяжку. Я не знал, что произойдет дальше – посадят ли меня на скамейку «Рейнджерс» или нет, выпустят ли меня на лед или нет.

С момента, как я закончил разговор с Кирком, и до момента, как я добрался до раздевалки, все происходило так сумбурно. Взять вещи, домчаться до арены, добежать до раздевалки. И неожиданно все замерло. Я просто сидел в раздевалке, в одиночестве, полуодетый, смотрящий игру по телевизору и ждущий, что кто-то зайдет и скажет: «Хорошо, парень, пришло твое время».

Мой телефон стал разрываться. Несколько людей отправили мне сообщения, когда узнали, что меня вызвали на арену – они думали, что это шутки. Несколько моих приятелей были на игре, и они написали: «Ты действительно здесь?». Так что я послал им свою фотку из раздевалки в качестве доказательства: «Чуваки, это правда… я здесь».

После окончания второго периода хоккеисты «Рейнджерс» вернулись в свою раздевалку на время перерыва. Дверь в мою комнату была приоткрыта, так что я мог видеть их, проходящими мимо. Но когда Дерек Степан, который не играл из-за того, что восстанавливался после перелома ребра, проходил мимо, он остановился. Он просунул голову в дверь и просто начал хихикать: «Так ты наш экстренный голкипер?».

Мне раньше доводилось выходить на лед с Дереком. Мы когда-то вместе тренировались и были членами программы Impact в старших классах. Также в межсезонье он работал с Кирком Олсоном, и я несколько раз присоединялся к ним.

Степан присел рядом, и мы немного поговорили. Я спросил о его здоровье, затем зашли еще несколько ребят и поблагодарили меня за то, что я приехал. Но перед самым началом третьего периода все они ушли, и моя личная раздевалка вновь была в моем личном распоряжении. Я мог вновь наблюдать по телевизору за тем, что в реальности происходит за стеной.

Честно говоря, я не нервничал. Я работал инструктором вратарей в месте под названием ProHybrid Training – и владелец, Зак Сикич, который играл за Университет Сент-Томаса, а также выступал в низших лигах, иногда катался с некоторыми парнями из НХЛ в Миннесоте. А когда им нужен был вратарь, он брал меня с собой. Мне было 16 или 17 лет, когда я впервые вышел на лед с хоккеистами из НХЛ. Я играл вместе с Дереком Степаном. Также я занимался с другими игроками «Уайлд», когда им нужен был вратарь.

Так что я не подписывался на что-то ужасающее. Я не нервничал. Я был возбужден. Я раньше сталкивался с бросками энхаэловцев и понимал, что, если выйду на лед, они не будут забивать мне после каждого броска. Понимал, что мои шансы оказаться на льду очень малы, но если бы я им понадобился, то был готов.

Где-то минут за пять до конца третьего периода стало понятно, что я не сыграю, если только Хэнк не получит травму на последних минутах. Эмоции стали уходить и я постепенно стал раздеваться.

Наверное, это и есть мир экстренного голкипера. Тебя вызывают, если повезет, то сажают на скамейку, если свершится чудо, то выпустят на лед, но ты должен заключить просмотровый контракт прежде. Тебе платят 500 баксов и позволяют сохранить на память игровой свитер с твоей фамилией.

Такое случилось когда-то с Заком Сикичем. В 2014 году. В город приехал «Анахайм», и один из их голкиперов получил повреждение на разминке, тогда Заку и позвонили. Он прибыл на арену, размялся на льду и уселся на скамейку. Он не выходил на лед во время матча и просидел на скамейке минут 14, когда кто-то прибыл, чтобы сменить его в качестве запасного голкипера, но он успел заключить просмотровый контракт и получил в подарок свитер, что, наверное, является самым классным.

Когда игра подходила к концу, я уже переоделся. Я не думал о том, заплатят мне или нет. Меня мучил только один вопрос: дадут ли мне свитер с моей фамилией…

Я уложил свои вещи, надел костюм. Когда игра завершилась, несколько парней пришли в раздевалку, чтобы сделать растяжку. Они вновь поблагодарили меня за то, что я пришел. Я же пожелал им удачи в следующей игре. Затем я отправился на парковку – без сувенирного свитера – и рассказал Рику и Джо, как все прошло.

И вот я уже сажусь в свою машину, покидаю пределы стадиона и жизнь возвращается в прежнее русло, пока я стою в пробке. Я вернулся к тому, что собирался сделать до того, как раздался звонок от Кирка.

Я отправился в дом Гризза.

Когда я вошел внутрь, то Гризз и мой кузен, Карлос, смотрели матч по американскому футболу. Гризз сидел в кресле и потягивал пиво, а Карлос писал в Твиттере. Он обернулся и сказал: «Чувак, люди повсюду говорят о тебе. Твоя статистика из колледжа везде. Все хотят узнать о тебе». И он начал читать, что обо мне пишут. Удивительно, как быстро все распространилось.

Я всегда говорю, что возможность покататься с игроками «Уайлд» – это сбывшаяся мечта, только без денег. Я не игрок НХЛ. Но я выхожу на один лед с хоккеистами Национальной хоккейной лиги. Немногие могут похвастаться этим. Конечно, я не перестаю мечтать о том, что когда-нибудь реально смогу выйти на лед в матче НХЛ. Но сейчас я уже горд тем, что у меня была такая возможность. И я буду продолжать приходить к Гриззу в гости смотреть матчи и даже выбираться на стадион.

Более того, мы с друзьями собираемся поехать на матч с «Питтсбургом». Наверное, повезу всех я. Так что надо не забыть взять с собой форму. Знаете… на всякий случай.

Автор: Иван Шитик

Источник: The Player’s Tribune.

Фото: instagram.com/tinothetiger97

«Я нахожусь на том уровне, где должен платить за попадание в команду». На что готов хоккеист, чтобы не расстаться с мечтой

Одна игра. Как поставить под угрозу карьеру, но осуществить свою мечту

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

+17
Популярные комментарии
Андрей Ващило
+4
Отличная статейка)
Денис Иванов
0
Мечта болельщика!
Написать комментарий 4 комментария