«Заплачу 10 тысяч тому, кто сможет сделать его белым». Как не попасть в Зал славы из-за цвета кожи

Рассказ о Херберте Карнеги – первом человеке, который мог сломать «цветной барьер» в НХЛ.

Конечно, существует лишь один Джеки Робинсон. Человек, который не только стал первым темнокожим игроком в бейсболе, но и сломал «цветной барьер» в американском спорте. Бейсбол настолько популярен в Штатах, что появление Робинсона в составе «Бруклин Доджерс» в 1947 году оказало огромное влияние на движение за равноправие, а 42-й номер навечно изменил отношение спорта в Северной Америки к чернокожим атлетам. Другие спортсмены – такие, как Эрл Ллойд, который недавно скончался в возрасте 86 лет, а прославился тем что в 1950-м сломал «цветной барьер» в НБА – заслуживают огромного уважение, но не почитаются также, как и Робинсон.

Еще меньше мы знаем о спортсменах, которым не посчастливилось родиться в верное время. Суперодаренные атлеты, которые обладали нужными талантами, но не получали возможности из-за цвета своей кожи. Одним из таких является Херберт Карнеги. Человек, который так и не смог преодолеть «цветной барьер» и который всю карьеру боролся с таким отвратительным проявлением человеческой натуры, как расизм.

Карнеги, который скончался в 2012 году в возрасте 92 лет, был хоккейной суперзвездой – ярчайший талант, который был закопан в низших лигах. Можно говорить, что Карнеги являлся одним из самых талантливых темнокожих хоккеистов, которых видел мир, но это сложно подтвердить, так как своего шанса он так и не получил.

В молодости будущая суперзвезда «Монреаля», член Зала славы Жан Беливо так стремился чему-нибудь научиться у Карнеги, что старался не пропускать ни одной его игры. Годы спустя они окажутся в одной команде, прежде чем Беливо получит приглашение в НХЛ. Для Карнеги такая ситуация уже стала привычной. Его карьера растянулась на 14 лет, и он множество раз видел, как кого-то приглашают в высшую лигу. Он же вновь и вновь оставался позади.

Так что Херберт продолжал вращаться в кругах низших лиг и играть на глазах толпы, которая каждый раз с радостью кричала с трибун: «Достаньте черного ублюдка!».

И это еще самое приличное.

С подобными проявлениями Карнеги столкнулся очень рано. Он всегда считался суперталантом в своем пригороде Торонто. Тренер всегда учил его: «Херби, ответить на подобные выкрики можно только одним способом – зажечь красный свет за воротами».

И Карнеги множество раз зажигал этот свет за свою карьеру, хотя его отец, который эмигрировал в Канаду из Ямайки в 1912 году (Херб родился в 1919), всячески отговаривал сына от занятий хоккеем.

«Мой отец знал, что я хочу стать профессиональным хоккеистом, – говорит Карнеги. – Но на работе все ему твердили, что «твой сын никогда не попадет в Национальную хоккейную лигу, так как другие парни просто откажутся путешествовать вместе с ним». Сейчас я понимаю те слова, которые вдалбливали мне с 14 лет, но в то время я пропускал их мимо ушей. Я знал, на что я способен. И я смотрел на это так: «Я вам еще покажу».

Карнеги были единственной темнокожей семьей в своем районе. Но хоккей помог сгладить различия. Он рос на любви к «Мэйпл Лифс». Когда он выходил на лед, то представлял себя центрфорвардом «кленовых листьев» Джо Примо. Он не мог выкинуть голос радиокомментатора Фостера Хьюитта из своей головы: «Я мог думать только о хоккее».

Карнеги наделал много шума уже в начале своей карьеры, объединившись вместе с родным Братом Осси и Мэнни Макинтайром из Нью-Брансуика. Вместе в составе «Баффало-Анкерит Байзонс» из городка Тимминс, что в провинции Онтарио, они сформировали первую в истории «цветную» тройку. Им быстро стали давать различные прозвища: «Чернокожие» (les Noirs), «Черные тузы» (Black Aces), «Темные спидстеры» (Dusky Speedsters). Фанаты чаще всего реагировали так: «Этих уже трое?» – вспоминает Карнеги.

Лучшие годы своей карьеры Херберт провел в провинциальной лиге Квебека, выступая за такие команды, как «Шербрук» и «Квебек». В сезоне-1947/48 он забил 48 голов и отдал 79 голевых передач – 127 очков всего в 56 играх. Этот результат позволил ему во второй раз получить звание самого ценного игрока сезона (всего он выиграет подобную награду три раза подряд).

Беливо называл его величайшим игроком из всех, кого ему доводилось видеть. А Конн Смайт, который тогда был владельцем «Торонто», также не мог пройти мимо талантов Карнеги: «Я заплачу 10 тысяч долларов любому, кто сможет сделать Херба Карнеги белым», – гласит его знаменитая фраза.

В 1946 году, когда началось путешествие Джеки Робинсона в мир высшей бейсбольной лиги, Карнеги выступал в 150 милях к северу от Монреаля в Квебеке в составе местных «Тузов». Через год Робинсон уже был игроков первой базы в Бруклине, и Карнеги почувствовал, что вскоре придет и его время сломать «цветной барьер» в НХЛ: «Честно говоря, я был восхищен тем, что произошло, ведь это открыло столько дверей».

Реальный шанс появился в 1948 году, когда генеральный менеджер «Рейнджерс» Фрэнк Буше пригласил его в тренировочный лагерь: «Приходи со своими коньками. И по возможности заранее заточи их, чтобы не терять лишнего времени». Карнеги был очень впечатлен, но вместо контракта Буше предложил: «Ты отличный хоккеист, но дабы удостовериться, я хотел бы отправить тебя сперва в Нью-Хейвен».

Эти слова ошеломили Карнеги. Ему уже было 29 лет, у него была жена, трое детей, да еще и четвертый на подходе, и он считал, что заслужил попадание в НХЛ и соответствующую зарплату. Так что Карнеги отверг три предложения от фармов «Рейнджерс» из низших лиг. «Больше всего меня расстраивало осознание того, что другие игроки из моей команды, которые не зарекомендовали себя так же, как я, получают шанс раньше меня. Это было неприкрытой дискриминацией. Можно сказать, в тот момент я начал терять веру в человечество», – признается Карнеги.

В 1954 году в возрасте 34 лет Херберт повесил коньки на гвоздь, осознав, что его мечте сыграть за родной «Торонто» так и не суждено сбыться. Менее чем через четыре года Уилли О’Ри станет тем человеком, который сломает «цветной барьер» в НХЛ.

Карнеги был расстроен, но постарался не концентрироваться на негативе. В 1955 году он создал Future Aces Ice Hockey School - свою первую академию, где он обучал детей хоккейным навыкам.

«С моей точки зрения, меня исключили из хоккея, – говорит Карнеги. – Но я хотел оставаться связанным с игрой. И мне пришла идея – если мы учим азам хоккея, то почему не можем учить азам жизни?».

Эта идея вылилась в создание Future Aces Foundation -  благотворительной организации, которая была основана в 1987 году и которая до сих пор работает на благо молодежи Торонто.

«Наша организация пытается объяснить людям то, как должен выглядеть благопристойный гражданин, – объясняет дочь Херберта Бернис Карнеги. – Она помогает молодым людям и не только двигаться вперед, развиваться. Научить их принимать важные и верные решения в жизни».

Карнеги общался со студентами практически до последних своих дней. Они были вдохновленые его позитивным настроем и посылами, несмотря на те разочарования, что принесла ему хоккейная карьера.

После хоккея Херберт нашел новую страсть – гольф. И там он также добился больших успехов. Карнеги дважды выигрывал мужской чемпионат Канады. В 2003 году он получил Орден Канады. Но разговор о Зале хоккейной славы так и не заходил.

Стэн Фишлер, хоккейный эксперт и историк, объясняет это следующим: «Его шансы на попадания в Зал славы весьма малы. Для этого нужно, скажем так, некоторое лоббирование. Его кандидатуру должна поддержать целая группа авторитетных специалистов. Я всегда говорю и буду говорить, что он достоин подобной чести, но моего голоса недостаточно. Далеко не все интересуются историей, а ведь Карнеги так и не сыграл в НХЛ.

Думаю, Херби совершил ошибку. Он должен был отправиться в низшую лигу и доказать свою состоятельность, как это сделал Джеки Робинсон».

Источник: The Guardian

«Бросали ли черных кошек на лед? Конечно». Человек, который сломал «цветной барьер» в НХЛ

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

+3
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+